ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Военная история ]-- Военно-воздушная академия имени Ю.А. Гагарина
Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава I.

Начало пути

1. Становление академии


Забота партии о подготовке командных кадров. К концу 30-х годов советский народ под руководством Коммунистической партии добился решающих побед в деле социалистического строительства. Прежде отсталая, страна превратилась в могучую индустриальную державу, идущую во главе мирового общественного прогресса.

Построение нового общества в СССР проходило в условиях враждебного капиталистического окружения. Международная обстановка второй половины 30-х годов характеризовалась чрезвычайной напряженностью. Продолжалось углубление общего кризиса капитализма. Оно проявлялось в обострении противоречий между трудом и капиталом и нарастании классовой борьбы, в усилении неравномерности развития империалистических государств и обострении противоречий между ними, в росте милитаризма, гонке вооружений, развязывании захватнических войн.

Во главе воинствующей империалистической реакции выступили гитлеровская Германия, фашистская Италия и милитаристская Япония. Образовав пресловутую ось Берлин – Рим – Токио и подписав так называемый Антикоминтерновский пакт, они приступили к реализации своих агрессивных планов. В этом им всячески способствовали правящие круги США, Англии, Франции, которые вели политику поощрения агрессоров и нейтрализации усилий Советского Союза, направленных на создание системы коллективной безопасности.

Пользуясь попустительством правящих кругов Англии, Франции и США, гитлеровская Германия оккупировала в 1938 г. Австрию, а в марте следующего года – Чехословакию. В апреле 1939 г. Италия приступила к захвату Албании. Вскоре японские войска у реки Халхин-Гол вторглись в пределы Монгольской Народной Республики. Первого сентября 1939 г. фашистская Германия напала на Польшу, а 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Началась вторая мировая война, пламя которой бушевало непосредственно у границ Страны Советов.

В осуществление своих военно-политических замыслов ведущие империалистические державы создали крупные механизированные армии, оснащенные танками и другой боевой техникой. Важная роль отводилась и военно-воздушным силам, развитие которых осуществлялось высокими темпами. [8] Уже в 1938 г. ВВС Германии насчитывали свыше 4 тыс., Франции – 4 тыс., Японии – более 3 тыс., Англии и США – почти 2,5 тыс. боевых самолетов{1}. Отмечая этот факт и его возможные последствия, Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов с трибуны XVIII съезда ВКП(б) заявил:

«Бешеная гонка авиационных вооружений капиталистических стран продолжается уже ряд лет и, несомненно, представляет собою один из наиболее характерных и определяющих моментов неизбежного всеобщего военного столкновения»{2}.

Перед лицом надвигающейся угрозы военного нападения Коммунистическая партия и Советское государство предприняли решительные меры, направленные на дальнейшее укрепление обороноспособности страны и подготовку к отражению возможной агрессии. При этом они руководствовались ленинским учением о защите социалистического Отечества, указаниями В. И. Ленина, который завещал:

«...первой заповедью нашей политики, первым уроком... который должны усвоить себе все рабочие и крестьяне, это – быть начеку, помнить, что мы окружены людьми, классами, правительствами, которые открыто выражают величайшую ненависть к нам. Надо помнить, что от всякого нашествия мы всегда на волоске»{3}.

Учитывая крайне напряженную международную обстановку, XVIII съезд ВКП(б) четко определил важнейшие задачи партии и государства в области внешней политики. Съезд требовал: проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами; соблюдать осторожность и не дать провокаторам войны втянуть нашу страну в конфликты; крепить международные связи с трудящимися всех стран, заинтересованными в мире и дружбе между народами; всемерно укреплять боевую мощь Красной Армии и Военно-Морского Флота{4}.

В широком комплексе важных мер по укреплению Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота большое внимание уделялось ускоренному развитию и совершенствованию Военно-воздушных сил. Быстро рос количественно и улучшался качественно их самолетный парк. Созданная в годы первых пятилеток отечественная авиационная промышленность к началу 1940 г. увеличила почти в семь раз производство боевых самолетов по сравнению с 1930 г. На вооружение авиации стали поступать новые типы истребителей – МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-3, штурмовик Ил-2, пикирующий бомбардировщик Пе-2 и другие. Созданные талантливыми конструкторами С. В. Ильюшиным, С. А. Лавочкиным, А. И. Микояном, В. М. Петляковым, А. С. Яковлевым, эти самолеты не только не уступали, но по некоторым показателям превосходили лучшие зарубежные образцы. [9] Одновременно расширялась сеть авиационных училищ и школ, готовящих летные и технические кадры. Формировались новые авиационные части и соединения. Поднимался уровень боевого мастерства, крепла идейная и морально-политическая закалка личного состава. Множилось число мировых рекордов, принадлежащих советским летчикам. Развивалась военно-авиационная мысль.

К концу 30-х годов Советский Союз вышел на уровень передовой авиационной державы. Красный Воздушный Флот практически оформился в самостоятельный вид Вооруженных Сил, стал важным фактором их боевой мощи и обороноспособности государства в целом. Советские Военно-воздушные силы были способны решать сложные задачи как во взаимодействии с другими видами и родами войск, так и самостоятельно.

В условиях начавшейся второй мировой войны и бурного развития советской авиации вполне естественным и необходимым являлся шаг к созданию нового военно-авиационного учебного и научного центра, который мог бы удовлетворить всевозрастающие потребности Вооруженных Сил в высококвалифицированных кадрах авиационных командиров и научно обоснованных рекомендациях в области боевого применения Военно-воздушных сил. К образованию такого центра подвел и ход развития высшего военно-авиационного образования: к этому времени уже имелся необходимый опыт подготовки авиационных командиров.

Еще в 1923 г. приказом Революционного военного совета Республики № 2668 от 10 декабря при академии имени профессора Н. Е. Жуковского открылся факультет службы Воздушного Флота{5} во главе с Ф. Ф. Новицким – боевым соратником М. В. Фрунзе, одним из видных специалистов старой школы, добровольно вступившим в ряды Красной Армии. Факультет, который вначале именовался еще и военным, а с 1926 г. во всех официальных документах – командным, предназначался для подготовки авиационных командиров с высшим военным образованием. Первый выпуск слушателей в количестве 32 человек он произвел в 1927 г. В приказе начальника академии, посвященном этому знаменательному событию, говорилось:

«Сегодня, после трехлетнего существования и работы командного факультета, наша Красная Армия получает от Военно-воздушной академии первый выпуск квалифицированных командиров Воз-Душного Флота с широким общим, высшим военным и специальным воздушным образованием...»{6} [10]

После выпуска слушателей первого приема из-за трудностей комплектования переменным составом, вызванных сложной внешней обстановкой, факультет службы Воздушного Флота временно прекратил свою деятельность. Подготовка руководящих кадров ВВС продолжалась через систему краткосрочных (6–10 месяцев) курсов усовершенствования начальствующего состава (КУНС), которые начали функционировать с 1927 г. Без длительного отрыва от службы в войсках авиационные командиры, летчики-наблюдатели и политработники получали на курсах необходимый минимум знаний по специальности, знакомились с новой авиационной техникой, вооружением и оборудованием, приобретали навыки в организации и проведении оперативно-тактической подготовки личного состава. Кроме того, на курсы возлагалась задача переподготовки командиров наземных войск с целью дальнейшего использования их в ВВС.

Многие слушатели КУНС после завершения учебы успешно проявили себя на практической работе. Некоторые из них были удостоены высоких воинских званий: маршалов авиации – Ф. А. Астахов, В. А. Судец, генералов – Е. М. Белецкий, В. И. Иванов, В. И. Изотов, В. П. Конокотин, В. М. Лозовой-Шевченко, К. В. Маслов, Ф. Г. Мичугин, В. С. Молоков, Н. Ф. Науменко, Н. Ф. Папивин, А. А. Семенов, А. А. Туржанский, В. А. Ушаков, В. С. Хользунов.

В связи с возраставшими потребностями ВВС в командных кадрах высокой квалификации и ограниченной возможностью удовлетворить их с помощью КУНС приказом Реввоенсовета СССР № 105 от 23 апреля 1930 г. было решено задачу подготовки авиационных командных кадров с высшим военным образованием вновь возложить на Военно-воздушную академию имени профессора Н. Е. Жуковского. В приказе указывалось:

«Для подготовки командных и штабных работников Военно-воздушных сил РККА, способных руководить авиационными частями и соединениями в сложной оперативной обстановке, открыть с 1 октября с. г. при Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского командный факультет с ежегодным приемом по 50 слушателей. Срок обучения 3 года».

Начальником факультета снова был назначен Ф. Ф. Новицкий, а военкомом – Е. Я. Володарский.

Деятельность командного факультета находилась под пристальным вниманием начальников Главного управления Военно-воздушных сил РККА – видных политических и военных деятелей П. И. Баранова, а затем Я. И. Алксниса. Они постоянно вникали в жизнь факультета и оказывали ему действенную практическую помощь. По их непосредственному указанию педагогические кадры пополнялись лучшими командирами из войск, непрерывно совершенствовались учебные планы и программы, улучшалась организационная структура факультета, уточнялась целевая установка в подготовке слушателей. [11]

Преподавателями оперативно-тактических кафедр на командном факультете были командиры, обладавшие большим опытом управления крупными авиационными соединениями. Среди них начальник ВВС Балтийского моря В. Д. Авсюкович, начальники ВВС военных округов П. И. Малиновский и А. И. Богданов, начальник штаба авиабригады В. В. Тархов, начальники штабов стрелковых дивизий П. Н. Солнцев и А. И. Чугунов и другие. Старшим тактическим руководителем, а затем начальником кафедры оперативного искусства длительное время являлся крупный авиационный специалист, герой гражданской войны А. Т. Кожевников, командовавший до этого ВВС Белорусского военного округа. Кафедру истории войн возглавлял кавалер трех орденов Красного Знамени Г. Д. Гай – замечательный военный педагог, блестящий лектор.

За время пребывания в составе академии имени профессора Н. Е. Жуковского командный факультет произвел десять выпусков. Многие из его питомцев впоследствии стали видными авиационными военачальниками и специалистами. Воспитанниками факультета являются главные маршалы авиации К. А. Вершинин и П. Ф. Жигарев, маршалы авиации С. И. Руденко и С. А. Худяков, генералы А. П. Андреев, С. К. Горюнов, Ф. С. Гудков, Н. П. Каманин, М. Н. Кожевников, Н. Н. Остроумов, В. Д. Палло, А. А. Саковнин, Н. Г. Селезнев, М. Д. Смирнов, Н. А. Соколов-Соколенок, С. А. Пестов, Г. А. Пшеняник, И. П. Турчин и другие.

Начиная с 1933 г. при командном факультете стали функционировать оперативные курсы по подготовке высшего звена командного состава ВВС. Затем эти курсы были преобразованы в оперативный факультет с годичным сроком обучения. Большую часть времени факультетом командовал Е. А. Шиловский.

Оперативный факультет просуществовал недолго. В 1936 г. было принято решение о его объединении с соответствующими курсами Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе. Однако в 1939 г. факультет снова возобновил свою работу и произвел шесть небольших по численности выпусков. Среди его воспитанников – маршалы авиации Г. А. Ворожейкин, С. Ф. Жаворонков, С. А. Красовский, Ф. Я. Фалалеев, генералы Ф. К. Арженухин, П. И. Брайко, А. С. Колесов, В. Г. Рязанов, Б. В. Стерлигов, А. И. Таюрский, А. Р. Шарапов и другие.

Приказом Народного комиссара обороны Союза ССР от 16 апреля 1937 г. при Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского был сформирован заочный командный факультет с четырехгодичным сроком обучения. Руководство факультетом стали осуществлять полковник Н. И. Веселов и батальонный комиссар И. Н. Шканаев. Перед многими командирами-летчиками, которые ранее по различным причинам не могли поступить в академию, открылась возможность приобрести высшее военно-авиационное образование. [12]

В 1938 г. на основании приказа Народного комиссара обороны СССР от 9 сентября был организован факультет авиационных штурманов с трехлетним сроком обучения. Его первым начальником был Герой Советского Союза комбриг И. Т. Спирин, штурман знаменитого экипажа, обеспечившего высадку на Северный полюс научной экспедиции И. Д. Папанина, а военкомом – полковой комиссар А. Н. Архипов. Факультет предназначался для подготовки авиационных штурманов высокой квалификации, умеющих водить самолет и группу самолетов на предельный радиус действия в любых метеорологических условиях.

В Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского вышли в свет первые советские учебники и учебные пособия по командной и штурманской авиационным специальностям. Так, в 1924 г. известный военно-авиационный специалист Н. А. Яцук подготовил учебник «Тактика воздушного флота». В 1926 г. крупный военный теоретик в области оперативного искусства и тактики ВВС А. Н. Лапчинский опубликовал учебник «Тактика авиации», который был удостоен премии имени М. В. Фрунзе. В том же году вышел в свет фундаментальный труд «Стратегия и тактика Красного Воздушного Флота», автором которого являлся начальник командного факультета А. В. Сергеев, сменивший к этому времени Ф. Ф. Новицкого.

В 30-е годы известность приобрели учебники «Тактика истребительной авиации» А. Т. Кожевникова и «Тактика разведывательной авиации» А. Н. Соколова, Н. А. Журавлева и Г. Д. Баньковского. В 1934 г. коллектив преподавателей в составе А. В. Белякова, Б. М. Карташева, М. Н. Баташева и других разработал учебник по тактике военно-воздушных сил для летных школ, который рекомендовался также для командирской учебы в строевых частях и в качестве пособия в академии. В том же году был опубликован научный труд И. П. Ионова о боевом применении крупных соединений ВВС, который использовался как учебное пособие для высшего звена начальствующего состава. Затем были изданы учебники по тактике родов авиации, подготовленные А. К. Меднисом, А. С. Плешаковым, М. П. Строевым, М. В. Щербаковым и другими. В 1939 г. коллектив преподавателей в составе Г. И. Игнациуса, В. П. Конокотина, А. П. Некрасова и Б. Л. Теплинского разработал Боевой устав бомбардировочной авиации, за что был отмечен командованием ВВС. Тогда же вышли учебные пособия по методике бомбардировочной подготовки М. Д. Тихонова, аэронавигации Н. Ф. Кудрявцева и воздушной астрономии Р. В. Куницкого.

Между тем по мере развития ВВС становилась все более ощутимой потребность в создании нового высшего военно-авиационного учебного заведения. Нужна была военная академия для подготовки высококвалифицированных авиационных командиров, разработки актуальных проблем оперативного искусства и тактики Военно-воздушных сил. Тем самым было бы завершено создание стройной системы подготовки военно-авиационных кадров, способной удовлетворять постоянно возраставшие потребности советских ВВС. [13]

Интересы надежной защиты социалистических завоеваний от покушения со стороны внешних врагов, забота Коммунистической партии и Советского правительства о безопасности социалистической Родины, необходимость подготовки для Военно-воздушных сил в широких масштабах авиационных командиров с высшим военным образованием – таковы главные причины, обусловившие решение о создании в стране новой Военно-воздушной академии.

Необходимость основания нового учебного и научного центра ВВС диктовалась также и тем, что решать указанные задачи в рамках академии имени профессора Н. Е. Жуковского, которая по своему профилю являлась инженерной, становилось все труднее и труднее. Не хватало аудиторий, специализированных классов, учебных кабинетов и лабораторий. Давало о себе знать также отсутствие своего близко расположенного аэродрома для проведения летной практики переменного и постоянного состава. Испытывался недостаток и в преподавателях – специалистах по оперативно-тактическому и штурманскому циклам.

* * *


Открытие академии. В соответствии с указанием ЦК ВКП(б) и СНК СССР Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов 29 марта 1940 г. подписал приказ, который гласил:

«1. Выделить из состава Военно-воздушной ордена Ленина академии имени профессора Н. Е. Жуковского факультеты: оперативный, командный, заочный командный, штурманский и КУНС ВВС в самостоятельную академию.

2. Присвоить вновь организуемой академии наименование «Военно-воздушная академия командного и штурманского состава ВВС Красной Армии...»

Создание Военно-воздушной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии явилось одним из важных шагов на пути претворения в жизнь решений XVIII съезда ВКП(б), планов Коммунистической партии, направленных на укрепление обороноспособности Советского государства в условиях начавшейся второй мировой войны.

Местом расположения новой академии был избран находящийся в Подмосковье поселок Монино. Строительные работы по развертыванию здесь авиационного гарнизона начались еще в 1929 г. и продолжались в 30-е годы. Много сил. и энергии в становление и развитие учебного аэродрома со всем его сложным хозяйством, а также жилого городка вложили первый начальник Монинского гарнизона комкор К. В. Маслов – активный участник гражданской войны, воспитанник Военной академии имени М. В. Фрунзе; начальник строительства военинженер 1 ранга Д. С. Филатов; военный интендант 1 ранга И. И. Воронец, являвшийся на протяжении многих лет начальником гарнизона, а также командир базировавшейся в Монино авиационной учебной части Герой Советского Союза В. С. Хользунов. [14]

В 1940 г., когда вопрос о месте дислокации новой академии был уже решен, Монинский гарнизон имел первоклассный аэродром, хорошую авиационную базу, оставшуюся от дислоцировавшихся здесь подразделений и школы младших авиационных специалистов. Все это наряду с близостью к научным и учебным центрам страны, располагавшимся в Москве, и удобным сообщением со столицей создавало благоприятные условия для развертывания и работы академии.

Но прежде предстояло решить немало сложных проблем. Ведь создавалось первое в мировой практике высшее военно-учебное заведение, предназначенное для подготовки руководящих командных кадров летной специальности. Надо было развернуть соответствующую учебно-лабораторную и материально-техническую базу, укомплектовать академию педагогическими и инструкторскими кадрами. Автономность расположения нового учебного и научного центра требовала создания целой системы специальных подразделений и служб, обеспечивающих жизнедеятельность академического организма.

Академия формировалась в весьма короткие сроки. Детально разработанный план предусматривал все, что необходимо было сделать для ее открытия, начиная от капитальных строительных работ, решения кадровых вопросов и кончая составлением распорядка дня и расписания учебных занятий.

Вся деятельность по развертыванию академии проводилась под контролем и при поддержке Генерального штаба РККА и Главного управления ВВС Красной Армии. Действенную помощь молодой академический коллектив получал от высших военно-учебных заведений, и прежде всего от Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского, Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе и Военно-политической академии имени В. И. Ленина. Налаживанию жизнедеятельности академии во многом способствовали установленные ею деловые связи с партийными и советскими организациями, трудовыми коллективами промышленных предприятий Ногинского и Щелковского районов.

Исключительно важное значение придавалось разработке организационной структуры академии, формированию аппарата управления, подбору и расстановке кадров. Первым начальником Военно-воздушной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии был назначен генерал-майор авиации Зиновий Максимович Померанцев, член партии с 1918 г., участник гражданской войны, боевой летчик. Он был выпускником Военной академии РККА имени М. В. Фрунзе и до этого возглавлял Военно-воздушную академию имени профессора Н. Е. Жуковского. [15] Военкомом новой академии стал дивизионный комиссар Михаил Иванович Изотов, член партии с 1924 г., активный участник гражданской войны, опытный политработник, воспитанник Военно-политической академии имени В. И. Ленина.

Заместителем начальника академии по учебной и научной работе являлся доктор географических наук, профессор, Герой Советского Союза генерал-майор авиации А. В. Беляков – известный штурман, участник исторического перелета через Северный полюс в Америку. Помощником начальника академии по материально-техническому обеспечению был генерал-майор интендантской службы М. И. Финогенов.

Отделы академии возглавили: политический – полковой комиссар И. С. Двоскин, учебный – полковник В. Г. Рязанов, научно-исследовательский – подполковник А. В. Тарбеев, административно-строевой – полковник С. К. Выстров, редакционно-издательский – интендант 2 ранга И. Д. Бабулин, кадров – военинженер 2 ранга Н. Д. Левчук; санитарную службу – военврач 1 ранга В. А. Сушкин. Вместе со своими подчиненными они много сделали для своевременного открытия академии в Монино.

Факультеты возглавили опытные, знающие свое дело командиры-воспитатели. Начальником командного факультета являлся доцент полковник М. Д. Смирнов, военкомом – полковой комиссар А. Т. Чумаков; штурманского – соответственно доктор географических наук, профессор, Герой Советского Союза генерал-майор авиации И. Т. Спирин и полковой комиссар А. Н. Архипов; оперативного – комбриг Н. И. Логинов и полковой комиссар Н. К. Травников; заочного – доцент полковник Н. И. Веселов и полковой комиссар И. А. Лапаев; курсы усовершенствования начальствующего состава возглавил комбриг В. И. Изотов.

Прежде всего в Монино нужно было выполнить большой объем строительных и ремонтных работ по расширению, переустройству и оборудованию учебного и жилого фондов, а также Дома Красной Армии. Проявляя высокое чувство ответственности, организованность, дисциплину и трудолюбие, строители своевременно и с высоким качеством завершили все намеченные работы. 3 сентября 1940 г. в приказе начальника академии говорилось:

«Открытие академии строителями обеспечено. Отмечая этот отрадный факт, считаю своим служебным долгом донести об этом положительном образце работы Главвоенстроя начальнику Воздушных Сил Красной Армии и Народному комиссару обороны Союза ССР».

По мере готовности служебных и жилых помещений происходило перемещение учебных и других подразделений создаваемой академии из летних лагерей и Москвы в Монино. Первыми были переведены отделы и службы, от которых больше всего зависело налаживание работы на новом месте. Затем перебазировались штурманский, оперативный и командный факультеты и, наконец, курсы усовершенствования начальствующего состава и заочный командный факультет. [16]

Общий контингент переменного состава академии, включая различные курсы, определялся в 2240 человек. На командном факультете должно было обучаться 450 командиров, на штурманском – 150, заочном – 1100, оперативном – 100 и на курсах усовершенствования – 440 командиров.

Такое большое число обучающихся свидетельствовало о том, насколько велика была потребность Военно-воздушных сил в квалифицированных командных кадрах, а значит, и военно-учебном заведении, призванном заниматься их подготовкой.

Продолжительность обучения на командном и штурманском факультетах составляла три, а на заочном – четыре года. Поступающие в академию командиры должны были иметь среднее общее (в объеме десяти классов) и военное (военно-авиационное училище) образование, трехлетний стаж в командной должности, положительную аттестацию, а также подходить по состоянию здоровья для летной службы. Абитуриенты сдавали вступительные экзамены в объеме программы средней общей и военной школы.

При формировании академии в ее состав влились оперативно-тактические кафедры командного и специальные кафедры штурманского факультетов. Помимо этого, было создано шесть новых кафедр, а всего их было пятнадцать. Из них пять кафедр (основ марксизма-ленинизма, политической экономии, авиационной техники, иностранных языков и физической подготовки) являлись общеакадемическими. Пять кафедр (общей тактики, оперативного искусства ВВС, военной истории, тактики военно-воздушных сил, воздушно-стрелковой подготовки) имел командный факультет. Пятью кафедрами (аэронавигации, бомбардировочной подготовки, радионавигации и связи, штурманской аппаратуры, высшей математики и теоретической механики) располагал штурманский факультет. Оперативный, заочный факультеты и курсы усовершенствования своих кафедр не имели.

Начальниками кафедр стали известные специалисты в области военно-авиационного дела и опытные преподаватели-методисты, за плечами которых был не один год научно-педагогической деятельности. Так, начальником кафедры оперативного искусства ВВС был один из крупных теоретиков боевого применения авиации доцент полковник Н. А. Журавлев. Кафедрой военной истории руководил активный участник гражданской войны, видный военный историк, доцент генерал-майор авиации Е. И. Татарченко. Кафедру общей тактики вел высокоэрудированный военный педагог, доцент полковник А. И. Чугунов. Во главе кафедры основ марксизма-ленинизма находился опытный политработник, член партии с 1918 г., доцент полковой комиссар Л. Е. Хлусевич. Начальником кафедры аэронавигации являлся автор ряда известных трудов по специальности подполковник Б. Г. Ратц. [17] Кефедрой авиационной техники руководил авторитетный в инженерных кругах ВВС военинженер 1 ранга Л. И. Коваленков. Кафедру тактики военно-воздушных сил вел опытный авиационный начальник и педагог генерал-майор авиации А. С. Колесов. Первым начальником кафедры воздушно-стрелковой подготовки был полковник В. Н. Аверьянов, являвшийся автором ряда учебников и исследований. Во главе кафедры бомбардировочной подготовки стоял один из крупных специалистов в области бомбометания, доцент полковник М. Д. Тихонов. Начальником кафедры высшей математики и механики был доктор физико-математических наук военинженер 1 ранга Н. Д. Моисеев, которого сменил кандидат физико-математических наук, доцент П. Е. Дюбюк. Кафедрой штурманской аппаратуры руководили известные специалисты доцент С. А. Ноздровский, а затем военинженер 2 ранга В. В. Брандт.

Не простой оказалась задача укомплектования кафедр профессорско-преподавательским составом. Специалистов, выделенных для этих целей академией имени профессора Н. Е. Жуковского, было недостаточно. Из-за некомплектности штатов некоторые кафедры, особенно оперативно-тактического цикла, в первое время испытывали трудности в работе.

По указанию Главного управления ВВС РККА нехватка преподавателей восполнялась прежде всего за счет отбора и направления в академию опытных и теоретически подготовленных командиров соединений и частей, а также наиболее квалифицированных преподавателей авиационных училищ. В то время на преподавательскую работу в академию прибыли, например, полковники Н. Е. Иванов, Г. Б. Лин, А. И. Макаров, Л. С. Полюкас, А. С. Ромейко и многие другие. Частично педагогические кадры академии пополнялись за счет специалистов, призванных на военную службу. Ими доукомплектовывались некоторые кафедры штурманского факультета, кафедры общественных наук и кафедра иностранных языков. Среди них были Ф. Н. Белокуров, Г. С. Васильков, Ю. И. Духон, Н. В. Крылов, Р. П. Лебедев. Все они многие годы работали в академии.

Самой многочисленной по составу была кафедра тактики военно-воздушных сил. Здесь основная тяжесть учебной и научной работы легла на группу квалифицированных специалистов, обладавших опытом как службы в строевых частях, так и научно-педагогической деятельности. В эту группу входили полковники В. А. Абанин, А. И. Богданов, Н. С. Виноградов, А, А. Воробьев, Н. Н. Горячев, С. С. Крупин, Д. У. Марчуков, П. С. Попов, Н. А. Соколов, Ю. Г. Томбак, Б. К. Харитон, комбриг В. А. Юнгмейстер. Рядом с ними трудились сравнительно молодые преподаватели майоры А. А. Васильев, И. С. Дистанов, Г. П. Павловский и другие. В большинстве своем члены кафедры имели высшее военно-авиационное образование, полученное на командном факультете Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского. [18] Некоторые преподаватели до назначения в академию участвовали в воздушных боях в Испании и Китае, на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Их боевой опыт нашел отражение в учебном процессе и научных исследованиях.

Примерно таким же было положение с научно-педагогическими кадрами и на других кафедрах. Вокруг группы опытных преподавателей объединялись молодые командиры, недавно приступившие к военно-педагогической деятельности и, естественно, нуждавшиеся в помощи и поддержке. Сочетание опытных и молодых преподавательских кадров открывало широкие перспективы для развертывания в академии работы, направленной на повышение научной квалификации и методического мастерства всего профессорско-преподавательского состава. Именно от этого во многом зависело качество подготовки выпускников.

Командование и партийные организации академии уделяли повседневное внимание сплочению коллективов кафедр и налаживанию их работы. Они нацеливали профессорско-преподавательский состав, всех коммунистов на успешное выполнение решений Коммунистической партии и Советского государства, приказов и директив Народного комиссара обороны и начальника Главного управления ВВС РККА, на упорный и систематический труд, составляющий основу овладения сложным искусством обучения и воспитания. Часть преподавателей начала подготовку к сдаче кандидатского минимума. Некоторые приступили к работе над диссертационными темами. Одновременно развертывалась командирская учеба, на которую отводилось в течение года двести часов. Руководящий и профессорско-преподавательский состав расширял и углублял свои знания в области марксистско-ленинской теории, изучал опыт воздушны?: боев и сражений, в которых довелось участвовать советским авиаторам. Но особое внимание обращалось на изучение опыта начавшейся второй мировой войны, поставленных ею проблем оперативного искусства и тактики военно-воздушных сил. Регулярно проводились занятия по иностранному языку, по строевой и физической подготовке.

К началу учебного года учебный отдел, факультеты и кафедры проделали значительную работу по составлению необходимых учебно-методических материалов. Были пересмотрены, а большей частью (особенно по оперативно-тактическим дисциплинам) подготовлены заново учебно-тематические планы и программы для каждого профиля обучения. Тем самым удалось более или менее точно определить, что должен знать и уметь выпускник академии. Одновременно был разработан ряд новых учебных пособий, курсов лекций и методических указаний, подготовлены и введены в действие Положения о начальнике курса и его помощнике, о командире учебного отделения, а также Инструкция о порядке в учебной аудитории и правилах ведения классного журнала.

Для обеспечения летной тренировки слушателей и преподавателей в мае – июне 1940 г. был сформирован учебный авиационный полк в составе пяти эскадрилий. [19] Первым командиром полка был полковник А. И. Кутасин, а затем на эту должность прибыл комбриг А. П. Мейер. Военкомом полка являлся батальонный комиссар Г. Ф. Погребняк, а начальником штаба – подполковник Д. Д. Горецкий. Эскадрильи возглавили опытные командиры-летчики майор М. М. Угрюмов, капитаны С. А. Кибирин, В. М. Кондратьев, Д. С. Найдус и М. В. Прохоров. Большинство летчиков и штурманов полка были мастерами своего дела, хорошо владели инструкторскими навыками. Полк подчинялся непосредственно начальнику академии и базировался на аэродроме в Монино. На вооружении полка имелось более семидесяти боевых самолетов типа СБ, ДБ-3, ТБ-3, И-16. Начиная с октября 1940 г. в полк стали поступать самолеты новых конструкций МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-3.

Вместе с факультетами и кафедрами полк нес ответственность за качество летно-практической подготовки слушательского состава. Летная программа на 1940/41 учебный год предусматривала налет на каждого слушателя командного факультета: на первом курсе – 22, втором – 33 и на третьем – 20 часов. Слушатель штурманского факультета за время учебы в академии должен был налетать 92 часа, а оперативного – 44 часа.

В соответствии с Уставом высшей школы 19 сентябрд 1940 г. был образован Совет академии в составе 48 человек. В него вошли начальник академии и его заместители, начальники факультетов, кафедр, отделов и служб, командование учебного авиационного полка, а также видные специалисты – преподаватели профилирующих дисциплин. Совет стал важным коллективным органом при решении вопросов, имеющих принципиальное значение для жизни и деятельности академии.

С момента своего основания и до начала Великой Отечественной войны Совет академии провел восемь заседаний. На них рассматривались задачи академии в 1940/41 учебном году, план научно-исследовательской работы на 1941 г., деятельность общеакадемических кафедр, организация и проведение летной практики слушателей, организация учебных кабинетов и лабораторий, учебно-методическая и военно-научная работа кафедры тактики военно-воздушных сил и другие вопросы. На заседаниях Совета сразу же установилась атмосфера свободного и делового обмена мнениями, партийной принципиальности. Выносимые им решения отличались высокой компетентностью, обоснованностью и конкретностью.

Развертывала свою работу академическая библиотека, в состав которой входили фонды основной и учебной литературы. При библиотеке функционировали библиографическое и переводческое бюро (с английского, немецкого, французского и испанского языков). Ее фонд насчитывал немногим более 15 тыс. книг. Этого, конечно, было недостаточно, если учесть, что библиотека академии имени М. В. Фрунзе располагала 350 тыс., а академии имени профессора Н. Е. Жуковского – 120 тыс. томов. [20] Однако молодой коллектив, возглавляемый батальонным комиссаром А. И. Смирновым, проявил старание и настойчивость в работе. Для удовлетворения запросов читателей он использовал различные каналы, в том числе межбиблиотечный абонемент.

В июле 1940 г. началось организационное оформление первичных партийных, комсомольских и профсоюзных организаций. К 1 октября было создано 32 первичные партийные организации, которые объединяли свыше 1 тыс. членов партии и кандидатов в члены партии. Комсомольские организации насчитывали в своих рядах более 700, а профсоюзные – около 200 членов. На партийных, комсомольских и профсоюзных собраниях обсуждались вопросы подготовки к началу учебного года, повышения идейно-теоретического уровня и обеспечения авангардной роли коммунистов, комсомольцев и членов профсоюза в выполнении заданий командования и социалистических обязательств.

В целях мобилизации усилий личного состава на решение задач по формированию нового высшего военно-учебного заведения командование, отдел политической пропаганды эффективно использовали многотиражную газету академии «Сталинские соколы» (редактор старший политрук В. К. Михайлов). На ее страницах всесторонне освещались наиболее актуальные вопросы жизни и деятельности складывавшегося воинского и трудового коллектива академии, рассказывалось о передовых людях, пропагандировался их опыт. Многие материалы, помещенные на ее страницах, посвящались укреплению порядка и дисциплины, борьбе с имевшимися недостатками. В подразделениях регулярно выпускались стенные газеты и боевые листки.

В августе – сентябре 1940 г. приемная комиссия академии произвела набор слушателей на первые курсы командного, штурманского и заочного факультетов в количестве около 400 человек. Поступившие на учебу командиры, большинство которых были членами и кандидатами в члены партии, имели достаточно высокий уровень общеобразовательной и специальной подготовки. Многие из них овладели новой авиационной техникой. Все они обладали необходимым опытом руководства личным составом, а некоторые имели и боевой опыт.

К концу сентября 1940 г. коллектив академии в основном решил наиболее важные и трудоемкие задачи подготовительного периода. Завершив развертывание, академия приобрела довольно четкие организационные формы и была готова приступить к выполнению своей непосредственной задачи.

1 октября 1940 г. в 9 часов утра перед оживленными слушателями и преподавателями открылись двери учебных аудиторий. Начался первый учебный год. В лице Военно-воздушной академии командного и штурманского состава Военно-воздушных сил Красной Армии Советское государство получило новый учебный и научный центр, плодотворная деятельность которого призвана была способствовать укреплению и развитию отечественной авиации – нового и важного вида Советских Вооруженнных Сил. [21]

2. Первый учебный год


Организация занятий. Рабочий день академии отличался высокой трудовой интенсивностью. Его общая продолжительность у слушателей равнялась 12 часам. Из них семь часов составляли учебные занятия, в том числе в последний час (с 15.00 до 16.00) проводилась строевая или физическая подготовка. Пять часов отводилось на самостоятельную работу. Почти все слушатели жили в общежитиях. Подъем был в 7.00, а отбой – в 24.00. В период экзаменов разрешалось делать отбой в 2 часа ночи. Рабочим днем преподавателей считалось время от 9.00 до 17.00, а для остального постоянного состава – до 18.00. Библиотека была открыта с 14.00 до 22.00.

Среди слушателей академии было двадцать пять Героев Советского Союза, в том числе генералы И. И. Душкин и В. И. Клевцов, полковник А. И. Родимцев, капитаны Л. В. Виноградов, Н. В. Гринев, Ф. И. Шинкаренко и другие отличившиеся в боях командиры.

В основу подготовки слушателей были положены ленинские требования к деловым и политическим качествам руководящих военных кадров армии нового типа, Учебными планами и программами предусматривалась широкая оперативно-тактическая, штурманская и огневая подготовка. Считалось, что питомцы академии должны в первую очередь твердо знать основы общевойскового боя, хорошо понимать место и роль военно-воздушных сил в бою, операции и войне в целом. Большое внимание уделялось изучению борьбы за господство в воздухе, выработке у слушателей умения в сложной боевой обстановке наладить надежное и гибкое управление авиационными частями и соединениями и их взаимодействие с другими видами и родами войск. Первостепенной задачей считалось глубокое изучение слушателями академии авиационной техники и оружия, овладение летным и штурманским мастерством.

Особо важное значение придавалось идейной закалке будущих командиров-летчиков и штурманов. Ставилась задача подготовить настоящих патриотов, стойких и решительных защитников социалистической Родины, способных сплотить, организовать и повести за собой подчиненных на выполнение боевых заданий командования. Ведущая роль при этом отводилась кафедрам основ марксизма-ленинизма и политической экономии. Изучение истории партии, диалектического и исторического материализма, политической экономии формировало у слушателей классово-пролетарское мировоззрение, воспитывало у них глубокую идейную убежденность, беззаветную преданность делу коммунизма, горячую любовь к социалистической Родине и ненависть к ее врагам. [22] Значительный вклад в дело коммунистического воспитания слушателей вносили оперативно-тактические, общенаучные и специальные кафедры. Последовательно проводя принцип партийности преподавания, они на деле осуществляли ленинский завет, требование Коммунистической партии о единстве обучения и воспитания, о тесной связи высшей школы с политикой большевистской партии и социалистического государства. Большие и важные задачи в области коммунистического воспитания слушателей решали партийные и комсомольские организации учебных отделений, курсов и факультетов.

Целевая установка командного факультета состояла в том, чтобы за три года обучения в академии подготовить офицера, способного выполнять функциональные обязанности командира (начальника штаба) авиационной части или начальника отделения штаба авиационного соединения. В строгом соответствии с данной установкой строилась вся учебно-воспитательная и научная работа на факультете.

На первом курсе командного факультета (начальник курса полковник А. В. Степанов) слушатели изучали историю ВКП(б), а также общую тактику, тактику военно-морских сил, аэродинамику, основы авиационной техники, воздушную стрельбу, штурманское дело и иностранный язык. Во втором полугодии они приступали к прохождению курса тактики военно-воздушных сил. Иначе говоря, основное внимание слушателей первого курса сосредоточивалось на овладении дисциплинами, составляющими теоретическую базу для последующего глубокого освоения специальных (профилирующих) наук.

Слушатели второго курса командного факультета (начальник курса полковник С. Н. Никитин) продолжали изучение основ марксизма-ленинизма, иностранного языка и тактики военно-воздушных сил. Одновременно им читались курсы лекций по военной истории, военной географии и бомбометанию. Основное время (до 70 процентов) отводилось на оперативно-тактические дисциплины.

Слушатели выпускного курса командного факультета (начальник курса полковник С. С. Зазымов) продолжали изучение военной истории, тактики военно-воздушных сил и иностранного языка. Вместе с тем они овладевали рядом других дисциплин, и среди них политической экономией и оперативным искусством. До 65 процентов учебного времени занимало решение задач, связанных с расширением и углублением знаний по специальности, особенно по управлению авиационными частями и соединениями.

Главная целевая установка штурманского факультета заключалась в подготовке командира, способного выполнить функциональные обязанности штурмана авиационного полка. С организацией академии факультет получил дополнительную задачу -готовить преподавателей по специальным дисциплинам для высших военных штурманских школ, открывшихся в 1940 г. в Иваново и Рязани. [23]

Основой подготовки высококвалифицированных авиационных штурманов являлось глубокое изучение ими марксизма-ленинизма, а также физики, высшей математики и астрономии. Штурман – выпускник академии должен был в совершенстве владеть воздушной навигацией и бомбометанием, иметь необходимую оперативно-тактическую подготовку, быть способным вести с подчиненными занятия по профилирующим дисциплинам. В соответствии с этой установкой распределялось учебное время. Так, на математику, физику и теоретическую механику, которые изучались слушателями первого курса (начальник курса майор П. Л. Кузнецов), выделялось 14,3 процента общего бюджета учебного времени, а на цикл самолетовождения – 13,8 процента.

Слушатели-штурманы старших курсов (начальник второго курса полковник В. А. Захаров, а третьего – подполковник Л. М. Максимов) продолжали осваивать академическую программу. На втором курсе изучали основы марксизма-ленинизма, аэронавигацию, теоретическую механику, физику, радиотехнику и иностранный язык. На третьем курсе они проходили бомбометание, теорию вероятностей, радионавигацию, штурманскую аппаратуру, воздушную астрономию, метеорологию и некоторые другие дисциплины. В то же время выпускники выполняли тренировочные полеты.

В составе оперативного факультета функционировало отделение общевойсковых командиров, предназначавшихся для дальнейшего прохождения службы в авиадесантных частях и соединениях. Кандидаты на учебу определялись персонально решением Народного комиссара обороны СССР из числа успешно окончивших Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе. Среди них были генерал-майор В. А. Чумаков, комбриг М. П. Поздняков, полковники С. С. Гурьев, А. И. Родимцев, М. Ф. Тихонов, подполковник А. Т. Стученко, майор Б. Б. Городовиков и другие. Некоторые из них во время войны и в послевоенный период стали известными военачальниками. Занятия с ними вели наиболее опытные и высококвалифицированные специалисты – начальники кафедр и старшие преподаватели полковники Н. А. Журавлев, Н. П. Космо-Демьянский, М. Д. Тихонов, Б. К. Харитон, комбриг В. А. Юнгмейстер, военинженеры 1 ранга Т. М. Артеменко, Л. И. Коваленков, подполковник Б. Г. Ратц, майоры М. А. Бабиков, Н. К. Кривоносое, В. Я. Блинов и другие. Слушатели изучали оперативное искусство и тактику военно-воздушных сил с учетом накопленного к тому времени боевого опыта, а также авиационную технику, аэронавигацию, воздушно-стрелковое дело, метеорологию и ряд других специальных дисциплин. Это обеспечивало им возможность после завершения учебы успешно решать задачи, возлагаемые на командира или начальника штаба авиационно-десантной части или соединения. [24]

В состав оперативного факультета входило также отделение командиров авиационных полков. Его основная цель заключалась в пополнении и углублении знаний слушателей по специальности, особенно в области боевого управления. В силу этого до 75 процентов учебного времени занимали занятия по тактике и оперативному искусству военно-воздушных сил. Одновременно слушатели изучали образцы новой авиационной техники и вооружения, совершенствовали свою штабную подготовку, расширяли политический кругозор.

Предусмотренные расписанием учебные занятия со слушателями на оперативном факультете продолжались ежедневно по восемь часов. Надо было в сравнительно короткое время дать слушателям знания, которые необходимы командирам частей и соединений для успешного решения практических задач, выдвигаемых развитием военной авиации. Учитывая это, командование академии предоставляло слушателям факультета приоритет в использовании специализированных классов, тренажеров, учебной библиотеки. Для ведения занятий на факультет направлялись наиболее подготовленные преподаватели, которые не только глубоко знали предмет, но и имели опыт оперативной и боевой работы в войсках.

На заочном факультете обучались слушатели первого, второго и третьего курсов (первых трех приемов). Причем на первый курс были приняты не только командиры-летчики, но и – впервые – штурманы, объединенные в два классных отделения. Это повлекло за собой изменение названия факультета, который стал именоваться не командным заочным факультетом, а факультетом заочного обучения. Профиль подготовки слушателей, комплекс дисциплин, порядок их изучения и отчетность на факультете были такими же, как на командном и штурманском факультетах.

В апреле – августе 1940 г. были проведены сборы слушателей-заочников всех курсов. Успешно сдав экзамены и зачеты, подавляющая часть слушателей перешла на очередной курс. За отличную работу со слушателями и умелое руководство учебным процессом полковники Н. Н. Горячев, А. И. Богданов, П. Н. Солнцев, Н. И. Веселов, Ф. Ф. Пантелин, майоры М. И. Боровков и Б. И. Корольков, а также восемь слушателей-отличников за ударную учебу приказом командования академии были награждены именными часами.

Развертывалась работа и на курсах усовершенствования начальствующего состава ВВС. Эти курсы, на которых обучалось в общей сложности более 300 человек, были призваны повысить квалификацию авиационных командиров различных специальностей. Так, отделение штабных командиров имело целью в течение десяти месяцев научить офицеров выполнять функции начальника отделения штаба авиационной дивизии. [25] Отделение командиров авиационного тыла призвано было за такой же срок готовить офицеров с объемом знаний и навыков, позволяющим им решать задачи командира авиационной базы и помощника начальника штаба соединения по тылу. Трехмесячные курсы общевойсковых командиров, окончивших до этого Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе, готовили слушателей для работы на ответственных должностях в штабах авиационных соединений. В ноябре 1940 г. при штурманском факультете открылись полугодичные курсы усовершенствования штурманов авиационных частей и соединений. Здесь обучалось около 80 человек.

К назначенному сроку академия выпустила своих первых питомцев. Завершили учебу на шестимесячных оперативно-тактических курсах политсостава ВВС при командном факультете 25 слушателей-политработников. Это были военкомы и начальники политорганов ВВС округов, авиационных дивизий и полков. Государственная комиссия отметила высокий уровень теоретической подготовки слушателей по оперативному искусству, тактике военно-воздушных сил и ряду других дисциплин. За высококачественную учебно-воспитательную работу на курсах политсостава командование академии объявило благодарность генерал-майору авиации И. В. Скробуку, полковникам Б. А. Агееву, А. М. Рафаловичу, С. Я. Сунгурову и майору Н. Ф. Кудрявцеву.

Качество учебного процесса в академии в основном отвечало предъявляемым требованиям. Содержание лекций, семинаров, всех других видов занятий пронизывалось принципом партийности. У слушателей воспитывались чувства горячей любви к своему Отечеству и ненависти к его врагам, уверенность в силе советского оружия и боевой техники, глубокая убежденность в победе в будущей войне. Выполняя приказ Народного комиссара обороны СССР от 16 мая 1940 г., в котором от военных академий требовалось отказаться от условностей и приблизить учебу к боевой обстановке, командование, профессорско-преподавательский состав академии уделяли большое внимание повышению качества обучения, учили слушателей тому, что потребуется на войне. Стали широко практиковаться открытые, пробные, показные, контрольные и комплексные занятия, а также групповые упражнения, выходы в поле и на аэродром, проведение военных игр. В процессе оперативно-тактической и штабной подготовки слушателей им прививались навыки управления частями и организации взаимодействия с другими родами авиации и наземными войсками в сложной обстановке.

Слушатели ясно отдавали себе отчет в том, насколько важны для их будущей деятельности приобретаемые в академии знания и навыки, и трудились с большим старанием и настойчивостью. Они высоко ценили предоставленную им возможность первыми учиться в новой Военно-воздушной академии и стремились как можно лучше и полнее использовать эту возможность. [26]

В академии многое делалось для изучения и внедрения в учебный процесс боевого опыта прошедших войн, особенно опыта начавшейся второй мировой войны. Однако публикуемого материала было недостаточно. К тому же он нередко носил противоречивый характер. В связи с этим был создан специализированный кабинет. Он собирал, систематизировал и хранил разнообразную информацию, почерпнутую из отечественных и зарубежных источников, об опыте боевых действий авиации на различных театрах войны. Работу этого кабинета возглавил генерал-майор авиации Е. И. Татарченко. При кабинете имелась редакционная группа, которая издавала бюллетень для профессорско-преподавательского и слушательского состава академии, а также для строевых частей. Материалы кабинета по изучению современных войн использовались на учебных занятиях и при написании научных докладов и учебных пособий.

В конце октября 1940 г. в жизни академии произошло важное событие – состоялась I партийная конференция, в работе которой приняли участие 97 делегатов с правом решающего голоса и 17 – совещательного. Конференция заслушала и обсудила доклад начальника академии генерал-майора авиации З. М. Померанцева «Новый учебный год и задачи партийных организаций».

В докладе и выступлениях отмечалось, что молодой коллектив академии, проявив энергию и настойчивость, преодолел немалые трудности и в основном справился с задачами организационного периода. Первый в ее истории учебный год был начат в установленный срок и на высоком уровне. В то же время указывалось, что в работе партийных организаций, в деятельности академии в целом и ее отдельных звеньев имеется немало нерешенных проблем, упущений и недостатков. Так, в ряде случаев учебные занятия начались в необорудованных лабораториях и кабинетах. Отсутствовал отвечающий требованиям стрелковый тир, не было учебного ангара и гимнастического зала. Далеко не все дисциплины были обеспечены необходимыми учебниками и пособиями. Типография еще не развернула свою работу. Ощущался острый недостаток в учебных и особенно в жилых помещениях.

Конференция приняла развернутое решение, в котором определялись задачи коммунистов академии на учебный год. Были избраны делегаты на XV окружную партийную конференцию, а также партийная комиссия академии, которую возглавил полковой комиссар А. Н. Архипов. Итоги первой партийной конференции и задачи, вытекающие из ее решений, были обсуждены на собраниях коммунистов первичных организаций.

Вслед за партийной состоялась первая комсомольская конференция академии, в работе которой приняли участие 220 делегатов. Она заслушала и обсудила доклад дивизионного комиссара М. И. Изотова «О задачах комсомольцев в связи с перестройкой боевой и политической подготовки в Красной Армии». [27] Прошла и первая профсоюзная конференция, определившая задачи членов профсоюзов и их организаций по обеспечению успешной работы академии в начавшемся учебном году.

Вскоре после начала учебного года в руководстве академии произошли значительные изменения. В конце октября 1940 г. на должность начальника академии был назначен генерал-лейтенант авиации Федор Константинович Арженухин – молодой талантливый авиационный военачальник, работавший до этого заместителем начальника Штаба Военно-воздушных сил РККА, активный участник гражданской войны и войны в Испании, член партии с 1924 г. Заместителем начальника академии по научной и учебной работе стал генерал-майор авиации А. С. Колесов, возглавлявший до этого кафедру тактики военно-воздушных сил. В должность помощника начальника академии по материально-техническому обеспечению вступил военинженер 1 ранга А. Я. Сыроваткин.

Личный состав академии вместе со всем советским народом и его воинами торжественно отметил 23-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. В своем приказе начальник академии поздравил воинов, рабочих и служащих со славным юбилеем Советского государства и пожелал им плодотворной работы над повышением качества боевой и политической подготовки, всемерным укреплением воинской и трудовой дисциплины.

«Международная обстановка, – отмечалось в приказе, – требует от нас, как никогда, не забывать о капиталистическом окружении, быть всегда начеку, постоянно совершенствовать свою боевую выучку, быть способным в грядущей войне одержать решительную победу».

За успехи в учебе, образцовую работу и примерное поведение 50 слушателей академии были отмечены благодарностями и ценными подарками.

18 ноября состоялось первое расширенное заседание Совета академии. Наряду с членами Совета в его работе приняли участие преподаватели и командиры авиаэскадрилий учебного полка. Заседание открылось вступительным словом председателя Совета генерал-лейтенанта авиации Ф. К. Арженухина.

«Военно-воздушные силы, – говорил начальник академии, – требуют хорошо подготовленных, культурных во всех отношениях командиров. Вместе с тем им нужна и четкая теория оперативно-тактического применения авиации. В решении этих двух важнейших задач наша академия должна занять ведущее место...»

Совет заслушал доклад генерал-майора авиации А. С. Колесова о плане научно-исследовательской работы академии на 1941 г. В докладе отмечалось, что в 1940 г. было написано и издано около 50 учебных пособий и учебников, выполнено значительное число исследований в интересах строевых частей. Среди работ по оперативному искусству значительный интерес представляло исследование полковника М. Д. Смирнова «Роль и место авиации в современной войне». [28] По тактике военно-воздушных сил заслуживали внимания работы комбрига В. А. Юнгмейстера «Взаимодействие авиации с конно-механизированной группой» и полковника Ю. Г. Томбака «Тактика истребительной авиации». Полковник Н. С. Виноградов выпустил в свет учебник «Противовоздушная оборона страны». Генерал-майор авиации Е. И. Татарченко подготовил монографию об опыте боевых действий авиации в годы первой мировой войны. Ряд важных исследований по профилю своей специальности выполнили полковники В. Н. Аверьянов, Г. И. Игнациус и М. Д. Тихонов, бригинженер А. И. Коваленков, военинженер 1 ранга Р. В. Куницкий и другие.

В докладе и выступлениях подчеркивалось, что без систематической и глубокой военно-научной работы невозможны повышение деловой квалификации преподавательского состава и обеспечение высококачественной подготовки авиационных командиров. Одобренный Советом план научно-исследовательской работы, на 1941 г. включал 40 различных тем. Из них 20 являлись диссертационными. Тематика запланированных работ свидетельствовала о том, что молодой творческий коллектив правильно определил главное направление своих исследований – разработка теории ведения воздушного боя и операции. Так, полковник Н. А. Журавлев готовил работу «Военно-воздушные силы в современных операциях», генерал-майор авиации А. С. Колесов – «Военно-воздушные силы в борьбе с оперативными перевозками противника». Наряду с этим анализировались проблемы строительства ВВС, а также навигационного, материально-технического и партийно-политического обеспечения боевых действий авиационных частей и соединений.

Ставилась задача привлечения к военно-научной работе и наиболее подготовленных, склонных к творческой деятельности слушателей. Первые шаги делали рационализаторы и изобретатели академии под руководством созданной комиссии во главе с подполковником А. В. Тарбеевым.

Надежной опорой командования и отдела политической пропаганды в борьбе за реализацию задач в области учебной и научной работы, за крепкую дисциплину, высокую организованность и порядок служили партийные организации. Коммунисты являлись инициаторами всех лучших начинаний, служили примером в труде, учебе и быту. На них равнялся весь личный состав.

Мощным средством мобилизации всех сил на выполнение стоящих перед академией задач являлось социалистическое соревнование. При подведении его итогов учитывались: высокое политико-моральное состояние и боевая готовность, образцовый внешний вид и отличная строевая выучка, примерная дисциплина личного состава; для слушателей, кроме того, – отличная учеба; для преподавателей – высокий уровень учебно-воспитательной и методической работы с учетом новейшего боевого опыта. Соревновались между собой факультеты, курсы, кафедры, классные отделения, эскадрильи, звенья, слушатели, преподаватели, рабочие и служащие. [29] Итоги соревнования подводились приказом по академии два раза в год. Победители награждались карточкой отличника, которая предоставляла обладателю определенные преимущества, в частности скидку в 50 процентов с цены билетов на спектакли, концерты и киносеансы в гарнизонном Доме Красной Армии. Портреты слушателей-отличников помещались на стенде «Знатные люди академии». Слушатели лучшего классного отделения вместе с членами своих семей получали право бесплатного посещения всех представлений в ДКА. Передовые факультеты и курсы награждались переходящими Красными знаменами, а их руководителям выделялись денежные фонды для премирования отличившихся. Кафедра – победитель социалистического соревнования получала переходящий приз – бюст В. И. Ленина и три бесплатные путевки в дом отдыха академии на берегу Черного моря.

В декабре 1940 г. после капитальной реконструкции в Монино открылся Дом Красной Армии, начальником которого стал старший политрук А. И. Хайкин. Академия получила прекрасное здание, которое по своему архитектурному оформлению и техническому оборудованию являлось одним из лучших подобного назначения. Гарнизон получил благоприятные условия для широкого развертывания массовой политической и культурной работы, для организации досуга преподавателей, слушателей, рабочих и служащих. В ДКА стали работать кружки художественной самодеятельности, библиотека, читальный зал, кабинет социально-политической литературы.

Подходила к завершению первая половина учебного года. По-прежнему ощущались большие трудности с аудиторным фондом. Нехватка учебных помещений оказалась чрезвычайно острой после прибытия в начале 1941 г. на сборы большого числа слушателей-заочников. Поиски путей выхода из создавшегося положения потребовали серьезной перестройки распорядка дня. Учебные занятия стали проводиться в две смены. В первую смену занимались слушатели оперативного, командного и штурманского факультетов, а во вторую – факультета заочного обучения, курсов усовершенствования начальствующего состава ВВС. Для самостоятельной работы слушателей дополнительно использовались помещения ДКА и общежития.

Семестровым экзаменам и зачетам предшествовала тщательная подготовка. Были организованы групповые и индивидуальные консультации, а по ряду сложных тем – дополнительные занятия. Вопросы подготовки к экзаменационной сессии рассматривались на служебных совещаниях, заседаниях партийных бюро и собраниях коммунистов. Отстающих слушателей, как тогда говорили, «брали на буксир».

Для более полного обеспечения потребностей в учебной литературе использовались учебные пособия и учебники, предоставленные на время библиотекой Военной академии имени М. В. Фрунзе.

Сессия в целом прошла успешно. Более половины слушателей показали хорошие и отличные результаты. Среди них 88 процентов составляли коммунисты.

Лучшие результаты показали слушатели третьих курсов. Газета академии 28 февраля писала:

«Экзамен – это отчет слушателя перед Родиной... Последние экзамены показали, что подавляющее большинство слушателей по-большевистски выполняют свой служебный и патриотический долг и упорно овладевают знаниями. Особенно радуют успехи выпускных курсов... Теперь главное – закрепить достигнутое».

По итогам сессии около пятидесяти слушателей – победителей социалистического соревнования были награждены карточками отличника.

Первая экзаменационная сессия проходила во время работы XVIII конференции ВКП(б). В день открытия конференции во всех подразделениях прошли митинги личного состава, на которых командиры, политработники, красноармейцы, рабочие и служащие брали обязательства еще лучше работать и учиться, крепить воинскую и трудовую дисциплину, превратить академию в кузницу высококвалифицированных кадров ВВС. В процессе изучения материалов конференции проводились беседы и информации о международном положении СССР, развитии советской промышленности и транспорта, необходимости проявления высокой политической бдительности и дальнейшего укрепления оборонного могущества социалистической Родины.

* * *


На пороге войны. Успешное завершение экзаменационной сессии, приобретенный опыт учебно-методической, идейно-воспитательной и научно-исследовательской работы, организующая и направляющая деятельность руководящего и профессорско-преподавательского состава, партийных и комсомольских организаций позволили академии уверенно продолжить начатое ею дело и во втором семестре. Это чувствовалось буквально во всем. И в содержательных лекциях, с которыми выступали преподаватели, и в успешных тренировочных полетах слушателей первых и вторых курсов командного и штурманского факультетов, и в научно-исследовательской работе, направленной на выполнение плановых заданий, и наконец, в образцовом порядке в гарнизоне.

Идейно-политическая жизнь, работа в академии были направлены на воспитание у личного состава чувства причастности ко всему, что делалось в стране советским народом, напряженно трудившимся над досрочным выполнением третьего пятилетнего плана. Вместе со всеми советскими людьми коллектив академии испытывал чувство законной гордости за свою социалистическую Родину, которая с каждым годом становилась все богаче, краше и могущественнее. [31]

Личный состав академии с обостренным вниманием следил за изменениями международной обстановки, за развитием военных событий у советской границы. Центральное место в идеологической работе занимала тема «Ход второй мировой войны и внешняя политика СССР». Чаще стали читаться лекции о международном положении. Занятия со слушателями нередко начинались краткой информацией преподавателя о боевых действиях на фронтах второй мировой войны. Вопросы международной обстановки и советской внешней политики выдвинулись на первый план в системе марксистско-ленинской подготовки постоянного состава и на политических занятиях красноармейцев.

В учебном процессе, особенно на выпускных курсах, усилилось внимание к вопросам оперативного искусства и тактики ВВС, управления авиацией в бою и операции, а также к вопросам обеспечения боевых действий частей и соединений. Чаще стали проводиться занятия на местности.

В конце февраля 1941 г. состоялось первое полевое учение по комплексной теме, на котором отрабатывалось взаимодействие смешанной авиационной дивизии с наступающими наземными частями, разработанной кафедрами тактики военно-воздушных сил и общей тактики. На учении были заняты слушатели третьего курса командного факультета со своими тактическими руководителями и преподавателями. Оно прошло успешно и принесло большую пользу. Слушатели сделали определенный шаг вперед в овладении навыками управления подразделениями и частями. Отмечая это, начальник академии объявил благодарность руководителю учения начальнику факультета полковнику М. Д. Смирнову, преподавателям полковникам В. А. Абанину, А. И. Богданову, Г. В. Попову, П. Н. Солнцеву, подполковнику И. С. Дистанову и майору Д. Н. Морозову. За инициативу и личные успехи в учебе были отмечены и слушатели майор А. В. Верещагин, капитаны К. П. Заклепа, Е. Д. Кислых, старшие лейтенанты И. В. Авилков, С. А. Положенцев, Н. А. Стрелков и другие.

Много внимания уделялось овладению новой авиационной техникой, особенно новыми типами самолетов, поступавшими на вооружение советских ВВС. В решении этой важной задачи использовались силы и возможности как специальных кафедр, так и учебно-авиационного полка, располагавшего к этому времени самолетами-истребителями МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-3.

Наибольший интерес слушателей – летчиков и штурманов, готовящих себя к командной работе, вызывали летно-технические данные новых образцов авиационной техники и ору-яшя, их боевые возможности. Нередко на занятии возникали жаркие споры о том, как лучше использовать эти возможности в боевой обстановке, какими должны быть тактические приемы ведения воздушного боя или нанесения бомбового удара. [32]

После окончания зимней сессии начались тренировочные полеты в учебном авиационном полку. Летная практика рассматривалась как неотъемлемая часть академической подготовки авиационных командиров и штурманов. Программа летной подготовки предусматривала выполнение сложных упражнений. Так, в полеты слушателей командного факультета вводились элементы тактики и воздушного боя, слушатели-штурманы осуществляли маршрутные полеты в облаках и ночью, полеты с применением средств астрономической и радиоориентировки, бомбометание с разных высот, с пикирования и в ночное время.

В постановке полетных заданий и подготовке слушателей к их выполнению участвовали как летчики и штурманы полка, так и преподаватели кафедр. Согласно инструкции, регламентирующей прохождение летной практики, результаты выполнения упражнений по бомбометанию, воздушной стрельбе и аэронавигации считались решающими в оценке подготовки слушателей по соответствующим дисциплинам.

Преодолев немалые трудности, вызванные напряженностью планов, суровой зимой, а затем и весенней распутицей, личный состав полка, слушатели и преподаватели успешно решили поставленные перед ними задачи. Программа летной подготовки слушателей на 1940/41 учебный год была выполнена. Кроме того, была проделана значительная летно-экспериментальная работа в интересах военно-научных исследований. Достижения полка получили высокую оценку командования академии.

Широкое развертывание научно-исследовательской работы позволило провести в академии 17–21 февраля 1941 г. 1-ю военно-научную конференцию. В ее работе приняли участие руководящий и преподавательский состав академии, представители штаба ВВС, ряда авиационных частей и соединений, военно-учебных заведений, научных учреждений и конструкторских бюро. Были заслушаны и обсуждены три доклада: «Борьба за господство в воздухе по опыту войны на Западе» полковника Б. А. Агеева, «Тактика военно-воздушных сил по опыту войны на Западе» полковника Г. П. Григорьева и «Маневр авиации на земле и его обеспечение» полковника Н. П. Космо-Демьянского.

В докладе Б. А. Агеева были по-новому изложены принципиальные положения о сущности и взаимосвязях стратегического, оперативного и тактического господства в воздухе, роли военно-воздушных сил и других видов вооруженных сил в борьбе за господство в воздухе, о формах и способах борьбы с авиацией противника.

Практическую ценность имели положения, выдвинутые полковником Н. П. Космо-Демьянским. Докладчик критически подошел к существовавшей организации тыла Военно-воздушных сил РККА и показав, что громоздкие авиационные базы являются серьезной помехой для маневра авиации. Он предложил новую систему авиационного тыла, состоящую из самостоятельных частей аэродромного обслуживания, способных обеспечить свободу маневрирования авиационных частей и соединений. [33] Переход на эту систему был признан целесообразным и вскоре стал осуществляться на практике.

Доклады вызвали большой интерес и оживленную дискуссию. Поучительной была и 2-я военно-научная конференция академии, состоявшаяся 2–4 июня 1941 г. На ней были заслушаны и обсуждены доклады: полковника М. Д. Смирнова – «Воздушная разведка по опыту современной войны», полковника М. Д. Тихонова – «Основные вопросы бомбометания» и военинженера 1 ранга Н. А. Корбанского – «Современная техника радионавигации и перспективы ее развития и применения». По всем докладам конференция приняла практические рекомендации. В частности, была признана необходимость серьезного укрепления разведывательной авиации со специально подготовленными экипажами, вооружения ее новейшими самолетами и оборудованием. В рекомендациях особо подчеркивалась идея непрерывности разведки с широким использованием радиосвязи.

Тем временем в академии продолжалась напряженная учеба. Преподаватели стремились создать на занятиях обстановку, приближенную к реальным условиям надвигавшейся войны, вооружить слушателей знаниями и навыками, которые потребуются для достижения победы над врагом. Все вопросы ведения боя и операции рассматривались с учетом опыта боевых действий в Испании, Финляндии и Польше.

Заметно повысился уровень учебно-воспитательной, методической и научно-исследовательской работы кафедр, возросла их роль в жизни академии. Наиболее значительных результатов в своей деятельности добились кафедры оперативного искусства, основ марксизма-ленинизма, общей тактики, бомбардировочной подготовки, аэронавигации и иностранного языка.

Высокой активностью в работе отличалась кафедра физической подготовки и спорта, которую возглавлял майор Ф. И. Дубинский. Благодаря его стараниям и направляющей деятельности спортивного комитета академии спортивно-массовая работа приобретала все больший размах. Были созданы и эффективно действовали легкоатлетическая, гимнастическая, баскетбольная, лыжная, волейбольная, тяжелоатлетическая и другие секции. Формировались сборные команды академии по различным видам спорта. Некоторые из них приняли участие в межакадемических соревнованиях.

Наиболее значительным событием в спортивной жизни академии в 1940/41 учебном году явился лыжный кросс на 10 и 20 километров в честь 23-й годовщины Красной Армии и Флота, в котором принял участие весь личный состав. Были показаны высокие спортивные результаты. Первое командное место занял коллектив штурманского факультета, второе – командного и третье – учебно-авиационного полка.

Завершался первый учебный год. [34] Организаторская и идеологическая работа командования, партийных, комсомольских и профсоюзных организаций, самоотверженный труд всего коллектива позволили уверенно преодолеть трудности начального периода в жизни и деятельности академии. Слушатели первых и вторых курсов, сдав экзамены и зачеты, отправлялись на войсковую стажировку и летную практику. Слушатели третьих курсов готовились к государственным экзаменам.

Государственная комиссия под председательством заместителя начальника Главного управления Военно-воздушных сил РККА генерал-лейтенанта авиации П. Ф. Жигарева, руководствуясь решениями XVIII съезда и XVIII конференции партии, предъявила к выпуску высокие требования. Слушатели подверглись серьезному испытанию по пяти учебным дисциплинам: основам марксизма-ленинизма, общей тактике, оперативному искусству, тактике военно-воздушных сил и иностранному языку. По общей тактике, тактике военно-воздушных сил и иностранному языку экзамены проводились не только устно, но и письменно.

Большинство выпускников сдали государственные экзамены на «хорошо» и «отлично». В своем приказе начальник академии подчеркивал, что в результате длительной, упорной работы слушатели-выпускники получили высшее военно-авиационное образование и идут в строевые части высококультурными командирами, способными крепить дисциплину и проводить в жизнь требования Народного комиссара обороны о перестройке методов обучения и воспитания личного состава. Слушатели-выпускники полковник И. И. Михайлов, майоры А. Я. Бяллер, А. В. Верещагин и Н. И. Новожилов, капитаны М. А. Казаринова и В. В. Погожев, старшие лейтенанты С. А. Положенцев и Н. Н. Соколов, лейтенанты А. Н. Бычков, В. И. Кириллов и А. В. Судьин за высокие результаты, показанные в течение всей учебы и на государственных экзаменах, были удостоены высшей учебной аттестации – диплома с отличием.

По окончании государственных экзаменов состоялись открытые собрания коммунистов курсовых партийных организаций с повесткой дня «Итоги учебы в академии и результаты выпускных экзаменов». Командование академии в честь первых выпускников организовало в ДКА торжественный вечер.

5 мая 1941 г. в Кремле ЦК ВКП(б) и Советское правительство устроили большой прием в честь командиров, политработников и инженеров, окончивших военные академии. Поздравив выпускников с успешным завершением учебы, Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко призвал их настойчиво и упорно работать над повышением боевой мощи РККА, постоянно крепить воинскую дисциплину, учиться самим и учить подчиненных искусству побеждать сильного врага, умело использовать передовой опыт и двигать вперед советскую военную науку.

В заключение приема с речью выступил И. В. Сталин. [35] Он кратко охарактеризовал положение в мире, рассказал о глубоких преобразованиях в армии за последнее время, остановился на задачах артиллеристов, танкистов, авиаторов, конников, связистов, пехоты в войне. И. В. Сталин сказал: чтобы хорошо подготовиться к войне, нужно не только иметь современную армию, нужно подготовиться к ней политически.

В мае 1941 г. завершили переподготовку слушатели курсов усовершенствования штурманов авиационных частей и соединений. Затем состоялся выпуск отделения общевойсковых командиров оперативного факультета, предназначавшихся для дальнейшего прохождения службы в авиации. Наконец, непосредственно перед началом войны окончило курсы при оперативном факультете отделение командиров авиационных полков.

Среди первых выпускников было немало командиров, служба которых в последующем оказалась тесно связанной с родной академией. В их числе майор С. Я. Высокосов, капитаны М. А. Казаринова, П. П. Константинов и В. Я. Кудряшов, старшие лейтенанты А. И. Булатов и В. М. Светозаров, лейтенанты В. И. Кириллов и В. К. Тихоненко, Н. Я. Кондратьев.

Вместе со всей страной бойцы и командиры, рабочие и служащие академии с большим подъемом отметили последний предвоенный Первомай. Накануне они организованно провели субботник по уборке территории городка. Отдел политической пропаганды дал инструктаж докладчикам о Дне международной солидарности трудящихся. Во всех подразделениях были подведены итоги предмайского социалистического соревнования, отмечены победители. 30 апреля в ДКА был проведен торжественный вечер, который завершился большим концертом московских артистов. В дни праздников состоялись военный парад, спортивные игры и соревнования. А по вечерам – массовые гулянья, выступления красноармейской художественной самодеятельности и демонстрация кинофильмов. [36]






ъМДЕЙЯ.лЕРПХЙЮ