ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Мемуары ]-- Сб. Буг в огне
Содержание
«Военная Литература»
Мемуары
Якуб Джангирович Чанышев

По-гвардейски

В июле 1944 года — генерал-лейтенант, командир 96-го Краснознаменного стрелкового корпуса.
Награжден одиннадцатью орденами, в том числе двумя иностранными, и двенадцатью медалями.
Член КПСС с марта 1917 года.
Был делегатом X, XIV XVI и XVII съездов партии.
Ныне генерал-лейтенант в отставке Я. Д. Чанышев активно участвует в партийно-общественной и военно-научной работе. Проживает в Москве.

Мы готовились к наступлению. Разведка доносила, что немецко-фашистское командование стремится укрепить лесисто-болотистый район Полесья, изрезанный реками и озерами. Строит оборонительные полосы, как предполье к своей главной линии обороны по реке Западный Буг. Сюда же подтягивает резервы. Для подъема упавшего духа солдат фашистская пропаганда трубит в печати и по радио о неприступности бугского вала. [455]

Думали укрыться фашистские вояки и за стенами Брестской крепости. За три года они построили и новые укрепления, превратив Брест в сильно укрепленный район, с выдвинутыми вперед тремя полосами обороны.

Первая полоса находилась в 20 километрах от крепости, вторая — в 10, третья проходила непосредственно вокруг крепости. Берега рек Мухавец и Западный Буг также были укреплены дзотами и дотами, траншеями, проволочными и минными заграждениями. Оборонительные сооружения были оснащены орудиями новейшего образца и пулеметами.

Но фашисты опять просчитались. Недолго пришлось им сидеть за укрытиями и «валами».

Первый Белорусский фронт успешно наносил удар за ударом. Его войска неуклонно продвигались на запад.

70-я армия (командующий Герой Советского Союза генерал-лейтенант Василий Степанович Попов) действовала на левом крыле 1-го Белорусского фронта.

В армию входили 96-й и 114-й стрелковые корпуса. Перед ними стояла задача прорвать глубоко эшелонированную линию обороны противника по реке Припять, выйти к реке Западный Буг южнее Бреста, с ходу ее форсировать и, наступая в северо-западном направлении, отрезать брестскую группировку противника с запада.

17 июля 114-й стрелковый корпус прорвал оборону противника на Припяти на всю тактическую глубину и, ломая сопротивление разбитых частей врага, устремился к Бресту. 96-й корпус, действуя на левом фланге армии, играл основную роль в осуществлении обходного маневра и окружении города Бреста. Первой задачей корпуса, состоявшего из 1-й стрелковой и 38-й гвардейской стрелковой дивизий, было прорвать оборону противника и выйти к Западному Бугу. Эту задачу дивизии выполнили успешно, выйдя к 3 часам утра 23 июля на восточный берег реки в 30–35 километрах южнее Бреста. Теперь перед корпусом встала главная задача — закрыть с юга и запада кольцо окружения брестской группировки немецко-фашистских войск.

Отступая, противник стремился закрепиться вдоль западного берега Буга. Поэтому командование корпуса предложило всем командирам форсирование реки проводить с ходу, не дав врагу организованно занять оборону. [456]

Подготовка к захвату плацдарма за Бугом проводилась в большой тайне. Необходимые меры маскировки принимались непосредственно в ходе наступления. Даже телефонные разговоры запрещались до особого распоряжения. В три часа утра, опередив отступавшие войска противника, головные отряды 38-й гвардейской дивизии и 415-й стрелковый полк Мединцева 1-й дивизии, пользуясь подручными средствами — самодельными плотами, рыбацкими лодками, еще затемно, под прикрытием тумана смело и внезапно форсировали реку на широком фронте от Новоселок и южнее — до Якушев. Уничтожив закреплявшиеся здесь части противника, захватили плацдармы и немедленно устремились вперед, чтобы перерезать шоссе и железную дорогу Брест — Варшава и выйти в тыл немецко-фашистских войск.

Соединения корпуса быстро продвигались вперед в направлении станций Хотылув и Бяла-Подляска, освободив до трехсот населенных пунктов братской Польши. Противник ввел в бой свежие силы, завязал встречные бои, пытаясь не допустить окружение Бреста. В течение суток отдельным частям корпуса пришлось отбивать до 10 контратак противника. Два бойца 415-го стрелкового полка своими телами закрыли амбразуры двух дзотов и открыли путь полку.

Через пленных немецких солдат и офицеров было установлено, что против корпуса действуют 5-я егерская пехотная дивизия, 3-я кавалерийская бригада, 168-я пехотная дивизия, 211-я пехотная дивизия, танковая дивизия СС «Викинг», 12-я резервная дивизия, части 56-й танковой дивизии и разные батальоны и команды, обслуживавшие крепость.

Отбив все вражеские контратаки, 38-я гвардейская и 1-я стрелковые дивизии, продвигаясь вперед, перерезали шоссе Брест — Варшава. При этом 415-й стрелковый полк занял станцию Хотылув и 113-й гвардейский полк подполковника Ястребова — город Бяла-Подляска. Наступая в северо-восточном и восточном направлениях, дивизии перерезали шоссе Жабинка — Янув-Подляски северо-западнее Бреста, вторично вышли к реке Буг, но уже с запада. Вскоре на восточный берег Буга вышли части 28-й армии. Брестская группировка противника была окружена.

Фашистское командование, все время усиливавшее свои части, которые прикрывали с юга и запада Брест, никак не [457] рассчитывало, что у них в тылу мог появиться корпус. Насколько неожиданным было наше появление на главных путях связи Бреста с Варшавой, видно хотя бы из того, что гитлеровцы направили для нужд брестской группировки железнодорожный состав из 30 цистерн авиационного бензина, уверенные, что он беспрепятственно дойдет до цели. Полк Мединцева, заняв Хотылув, захватил и этот эшелон. Бежавшие в панике гитлеровцы не успели даже взорвать его.

Этот трофейный подарок весьма пригодился нашим частям, сразу став заправочной базой для танкистов и подвижных отрядов. Весть о такой базе на передовой линии фронта быстро облетела и соседние армии. Они присылали своих снабженцев за горючим.

Завершив окружение, корпус получил от командарма генерал-лейтенанта Попова задачу:

— Перейти к упорной и активной обороне фронтом на восток, север, прикрыть действия армии от внезапных контратак с запада и не допустить выхода противника из окружения.

Приказ быстро довели до каждого командира и бойца. Слова «ни шагу назад» определяли цель нашей обороны.

В эти дни началась знаменитая эпопея боев по освобождению Бреста и разгрому группировки противника в районе города.

Под нажимом войск 1-го Белорусского фронта с севера, востока и юга фашистские части лихорадочно и панически начали отходить, пытаясь прорвать кольцо окружения. Уже 26 июля в 13.00 танковая бригада СС «Викинг» и два батальона мотопехоты, поддержанные авиацией, контратаковали части 38-й гвардейской стрелковой дивизии. 110-й гвардейский полк встретил танки и пехоту противника шквалом огня из орудий, стоявших на прямой наводке, огнем пулеметов и стрелкового оружия. Полк отбил шесть атак противника, нанеся ему большой ущерб, а в последующем сам перешел в атаку.

415-й стрелковый полк в течение всего дня вел бой в окружении, но не отошел ни на шаг. В бою геройски погиб любимец полка коммунист лейтенант Протопопов. Узнав о его гибели, воины поклялись отомстить за смерть своего боевого товарища. В ходе боя бойцы проявили чудеса храбрости и отваги. Рядовой Лесных — комсорг роты, раненный [458] в лицо, не ушел с поля боя, из противотанкового ружья он расстреливал контратакующих гитлеровцев. Лесных еще трижды был ранен, но оставался в строю до тех пор, пока все контратаки врага не были отбиты.

Подразделение Титухина истребило 700 солдат и офицеров противника, подбило и уничтожило 12 пушек, 8 минометов, 11 тягачей, 12 автомашин, захватило в плен 6 офицеров и 300 солдат.

Но было ясно, что 30-тысячная группировка врага с 50 танками и артиллерией предпримет новую, еще более мощную попытку прорвать заслоны корпуса.

Подразделения дивизий изготовились к генеральному сражению. Каждый куст, каждый бугор были приспособлены, как укрытие для орудий, танков и пулеметов. Для обходов, охватов прорвавшегося противника были созданы подвижные группы на машинах. Зенитная артиллерия и спаренные пулеметы были подготовлены не только для борьбы с авиацией, но и для ведения огня по наземным целям.

27 июля 113-й гвардейский полк получил приказ двумя батальонами овладеть деревней Вулька-Добрынская. За два часа до боя заместитель командира полка по политической части майор Яшунин, парторг полка капитан Седов и комсорг полка младший лейтенант Скороут отправились в батальоны. Они провели короткие совещания, зачитали приказ командования и призвали бойцов бить врага по-гвардейски. Гвардейцы с честью выполнили слово. Первым в деревню ворвался 2-й батальон, а комсомолец Митрухин, вырвавшись вперед, сразил из автомата фашистского офицера, захватил исправный пулемет и открыл из него огонь по разбегавшимся гитлеровцам.

Соединения корпуса с 27 июля вели упорные бои на уничтожение окруженной группировки, отбивая непрерывные контратаки противника во всех направлениях.

Насколько упорные были бои, насколько героически сражались наши воины, можно судить по тому, что многие пулеметные расчеты в этот день выпустили по врагу по 40–50 пулеметных лент, а орудия по 200–300 снарядов.

30 июля 1944 года группировка противника западнее Бреста перестала существовать. На поле боя противник оставил тысячи трупов. Наши войска захватили большие трофеи. [459]

Однако в этой жестокой битве и корпус понес большие потери: много было убитых и раненых.

В последующие два дня соединения 70-й армии уничтожали разбежавшиеся по ближайшим лесам разрозненные группы противника.

Сотни участников разгрома брестской группировки немецко-фашистской армии были награждены боевыми орденами Советского Союза. Приказом Верховного Главнокомандующего от 10 августа 1944 года 96-му корпусу, его 1-й стрелковой дивизии, 110-му стрелковому полку было присвоено почетное звание «Брестских». С этого дня наш корпус именовался «96-й Брестский Краснознаменный стрелковый корпус» и участвовал в дальнейшем в сражениях по освобождению городов Польши и штурме Берлина. [460]

Дальше





ъМДЕЙЯ.лЕРПХЙЮ