ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Мемуары ]-- Сб. Рубеж великой битвы
Содержание
«Военная Литература»
Мемуары
П. К. Случевский, генерал-майор инженерных войск запаса, заместитель командующего, начальник инженерных войск 31-й армии

Саперы 31-й армии в боях за Калинин

Проходит год за годом, и бег времени все дальше уносит в прошлое неповторимые дни великих испытаний, которые с такой удивительной стойкостью и мужеством выдержал и преодолел наш советский народ-богатырь в суровые годы борьбы с нашествием полчищ гитлеровских захватчиков.

16 декабря 1961 года — знаменательная дата: двадцатилетие освобождения Красной Армией от фашистских захватчиков древнего русского города Калинина.

Охотно беру перо в руки, чтобы поделиться своими воспоминаниями, связанными с освобождением Калинина. Как военный инженер по специальности и как руководитель инженерных войск 31-й армии, я, естественно, хочу рассказать о боевых действиях отважных саперов — моих фронтовых друзей и товарищей, добрую память о которых я бережно сохраню на всю жизнь.

Освобождение от фашистских оккупантов города Калинина войсками нашей 31-й армии при содействии 29-й армии Калининского фронта было выдающимся событием и блестящей победой наших Вооруженных Сил в начальный период Великой Отечественной войны. [98]

Значение этой победы тем более велико, что это была не просто военная удача, а закономерный результат огромных и глубоких процессов роста и накопления могучих сил в нашей стране и армии. Она ознаменовала начало нового этапа в ходе войны: переход от обороны к решительному наступлению с целью разгрома и изгнания фашистских оккупантов из пределов нашей страны. И не случайно боевые операции войск Западного и Калининского фронтов в декабре 1941 года, слившись в единый могучий поток общего контрнаступления, увенчались сокрушительным разгромом фашистских войск под Москвой.

Эта победа досталась нам не легко. Она была поистине выстрадана всем советским народом и его армией в те мучительно тяжелые дни 1941 года, которые глубоко и навсегда запали в душу каждого советского-человека в тылу, каждого воина, сражавшегося на фронте. Никогда не изгладятся из памяти тяжелые испытания, выпавшие на долю воинов 31-й армии в августовских и ноябрьских боях 1941 года под Сычевкой и Оленином, Ржевом и Осташковом, у села Медное и Горбатого моста в Калинине.

В те памятные дни вдвойне тяжел и труден был путь воинов-саперов. Всегда впереди в наступлении, расчищая и прокладывая дорогу для движения своих войск, а при отходе сзади, чтобы порчей дорог, взрывом мостов и заграждениями замедлить движение врага — так воевали саперы! Эти люди с золотыми трудовыми руками, с большой сметкой были воинами отважными и неутомимыми.

Ратный подвиг совершили саперы до выхода армии под Калинин. Их работы по постройке оборонительных сооружений, укрытий, убежищ, устройству заграждений, закладке мин и фугасов, наведению дорог и мостов были неисчислимо велики по своему объему.

Противник не мог воспользоваться переправами и мостами — саперы их уничтожали. Немало потерь понес враг от мин, фугасов и взрывных «сюрпризов», которые быстро и умело ставили на путях движения и расположения войск противника наши саперы.

Когда враг приблизился к Волге, саперы армии выполнили очень сложную и важную задачу — сохранение бейшлота. В то время от Селижарова до Ржева на реке [99] Волге было немало бродов, которыми мог воспользоваться противник. Пуском воды из озера Селигер с помощью шлюза, называвшегося со времен Петра I бейшлотом, можно было регулировать глубину реки и тем самым по желанию в нужное время ликвидировать броды. Противник, понимая значение бейшлота, пытался его разбомбить. Саперы тщательно замаскировали шлюз, а неподалеку от него на озере Селигер создали ложные сооружения Врагу не удалось разрушить бейшлот. Впоследствии войска нашего фронта устроили гитлеровцам холодный душ под Ржевом.

С середины октября 1941 года войска 31-й армии заняли оборону на фронте Медное — северные окраины Калинина. Войскам армии была поставлена задача: активными действиями помешать противнику перегруппировать войска, не дать ему возможность перебросить часть сил на Московское направление.

Огромная и трудная задача по обеспечению боевых действий армии выпала на долю инженерных частей. Саперы строили оборонительные сооружения, убежища и укрытия для войск. На танкоопасных направлениях на переднем крае и в глубине своей обороны устанавливали мины, фугасы, устраивали завалы.

Особое внимание было обращено на прикрытие заграждениями выхода на Ленинградское шоссе через Горбатый мост Калинина. Эту задачу выполнял 537-й минно-саперный батальон, которым командовал капитан Казаков (комиссар старший политрук Кибирев). Оба эти отлично подготовленные офицера четко выполняли боевые приказы и снискали себе любовь и уважение своих подчиненных.

Саперами 72-го инженерно-саперного батальона при участии местных жителей было построено на реке Тверце четыре моста грузоподъемностью в 16 и 60 тонн.

Все населенные пункты в глубине обороны армии с помощью местного населения подготавливались к обороне.

В каждом саперном батальоне были созданы группы добровольцев-разведчиков. Они самостоятельно или в составе истребительных отрядов внезапно проникали в расположение противника, уничтожали его живую силу, выводили из строя или захватывали боевую технику, взрывали оборонительные сооружения, блиндажи и другие [100] объекты, наводя на врага страх и панику. Особенно смело и дерзко действовали разведчики 537-го минно-саперного батальона.

Призывы ЦК нашей партии и доклад И. В. Сталина о 24-й годовщине Октябрьской революции воодушевили советских воинов. Рос наступательный порыв бойцов, теснее сплачивались они вокруг родной партии. Бойцы брали боевые обязательства. Командир взвода 259-го отдельного саперного батальона лейтенант Никольский, получив боевое задание — восстановить мост, организовал социалистическое соревнование. Саперы с энтузиазмом приступили к выполнению задачи. Бойцы Алексеев, Пасиков и другие в течение трех часов работали в ледяной ноябрьской воде. Когда их хотели сменить, они попросили командование оставить их в строю до окончания работы. Такой энтузиазм помог построить мост досрочно.

Выполняя задание по оборудованию командного пункта в деревне Киселеве, 3-я саперная рота того же батальона подверглась внезапному нападению гитлеровцев Командир роты лейтенант Кудряшов и политрук Кириленко немедленно организовали отпор захватчикам и подняли роту в контратаку. Фашисты обратились в бегство, оставив на поле боя 25 человек убитыми. Отбив атаку, саперы продолжали свои работы.

Командир взвода 224-го отдельного саперного батальона лейтенант Мальцев с двумя саперами Габаем и Меткаловым успешно уничтожили мост через реку Тьму, наведенный немцами. Героический поступок совершил помощник командира взвода 420-го отдельного саперного батальона старшина Сидорин. Он с риском для жизни обезвредил неразорвавшийся немецкий снаряд, попавший в землянку саперного взвода.

1 декабря 1941 года был получен приказ по войскам Калининского фронта, согласно которому 31-я армия, усиленная стрелковыми дивизиями и полками тяжелой артиллерии, перегруппировывалась на левое крыло для наступления на Калинин. Инженерное обеспечение войск в этой наступательной операции оказалось делом очень сложным и трудным. Предстояло переправить войска и боевую технику через реку Волгу на противоположный берег, где проходил передний край обороны противника. [101]

Толщина льда на реке — 20 сантиметров. Нужно было усилить его для переправы боевой техники. Ширина реки — 350—400 метров. Произвели предварительные расчеты: для усиления льда необходимо около 30 тысяч погонных метров досок и бревен. Для своевременного подвоза лесоматериалов к реке требовалось 45 автомашин и 100 подвод. Таким количеством транспорта мы не располагали. Не хватало скоб, проволоки, тросов и веревок. Наличных армейских и приданных фронтом саперных частей было недостаточно, а в частях отмечался большой некомплект инструмента, особенно пил, топоров, что еще более усложняло положение.

На основе боевого приказа штабом инженерных войск был разработан и дан войскам план инженерного обеспечения наступательной операции армии, в котором инженерным частям были указаны задачи и сроки их выполнения.

В плане особенно подробно указывался порядок и способы переправы войск через Волгу.

Пехоте в боевых порядках переправляться по льду в сопровождении саперов-разведчиков с миноуказателями и саперных команд, готовых оказать помощь тонущим в воронках, образованных огнем противника.

Орудиям сопровождения вслед за пехотой также переправляться по льду по разведанным и обозначенным трассам.

С выходом пехоты на южный берег на рубеж Бортниково — Прибытково — Старая Ведерня организовать переправу дивизионной артиллерии с частичным усилением льда досками или перекаткой орудий по льду вручную.

Для автотранспорта в каждой дивизии первого эшелона создать одну переправу усилением льда настилом из досок.

Для тяжелой артиллерии устроить две переправы в Поддубье и Оршине усилением льда бревнами.

В ночь с 3 на 4 декабря в соответствии с планом все инженерные части армии приступили к заготовке лесоматериала, изготовлению креплений и разведке реки. В это время в деревню Романово, где находился штаб армии, прибыл командующий фронтом для уточнения обстановки и устных указаний по предстоявшей операции. Он заслушал доклады всех начальников родов [102] войск армии и дал соответствующие указания. Армии были приданы два танковых батальона.

Командующий армией генерал-майор В. А. Юшкевич вызвал меня и потребовал обеспечить переправу двух танковых батальонов через реку Волгу. Я ответил, что будет сделано все, чтобы выполнить приказ, но счел необходимым обратить внимание на сложность обстановки: при толщине льда на реке в 20—25 сантиметров переправить танки весом в 30 тонн дело сложное, крайне опасное и связано с большим риском. В практике инженерных войск ни в военное, ни в мирное время подобного еще не было.

Генерал-майор Юшкевич был настойчив. Он заявил:

— Танки нам очень нужны в бою, а отсутствие опыта переправы танков по слабому льду не должно служить преградой. Танки надо переправить, не считаясь с риском.

Подумав, я доложил следующий план. Во-первых, попытаться переправить танки на пароме по искусственной полынье, проделанной во всю ширину реки силами понтонно-мостового батальона. Во-вторых, готовить переправу по льду путем усиления его верхним строением из бревен. Командующий одобрил эти предложения.

Распоряжением штаба фронта 57-й понтонно-мостовой батальон прибыл в распоряжение армии к 12.00 4 декабря и получил задачу: у деревни Семеновског приступить к подготовительным работам по устройству паромной переправы. Три батальона — 72-й инженерно-саперный, 114-й инженерно-моторизованный и 35-й плотничный — в ночь на 4 декабря приступили к заготовке лесоматериалов. К исходу 4 декабря был составлен проект переправы танков по льду. В ночь с 4 на 5 декабря я руководил разведкой реки Волги. Были определены трассы — основная у деревни Оршино и запасная — в 200 метрах выше основной Длина трассы — 350 метров Толщина льда оказалась в пределах 20—25 сантиметров. Утром 5 декабря стало известно, что 57-й понтонно-мостовой батальон с поставленной ему задачей не сможет справиться. Разбитый лед и шуга при температуре минус 20—25 градусов быстро смерзались, и образовывался новый пласт льда. При этом обнаружилось, что к днищу полупонтонов намерзает слой льда до 35 сантиметров, [103] что вообще исключало возможность движения парома в искусственной полынье. Дальнейшие работы по подготовке переправы по воде были прекращены. Приступили к организации переправы танков по льду, усиленному верхним строением.

Определилась главная трудность: как обеспечить своевременную доставку лесоматериалов из леса к месту переправы. И тогда сами саперы предложили подавать бревна к реке вручную — живым конвейером. Солдатская сметка вновь не подвела: лесоматериал был подан к реке досрочно. Всю ночь продолжалась работа на реке. Ни сильный мороз, ни пронизывающий ветер, ни рвущиеся мины врага, сеявшие смерть, — ничто не могло остановить героических саперов. На рассвете 6 декабря переправа для танков была готова.

В глазах измученных саперов светилась радость от сознания, что их тяжелый труд, наконец, увенчался успехом.

Но, к сожалению, эта радость оказалась преждевременной. Налетела группа легких бомбардировщиков противника, и прямым попаданием бомб переправа была разрушена. Вновь пришлось все начинать заново, а люди еле стояли на ногах. Но воля к победе взяла верх над физической усталостью. Коммунисты возглавили нового боевую работу. К утру 7 декабря новая переправа была готова. К 9 часам утра к реке подошли танки 143-го танкового батальона. Все волновались — и саперы и танкисты — в ожидании, все ли обойдется благополучно.

После тщательного инструктажа механиков-водителей первый танк начал движение.

Мне пришлось шагать впереди первого танка и непосредственно наблюдать, как будет вести себя лед и конструкция верхнего строения. Это было и большой моральной поддержкой механику-водителю, которому прибилось первым двигаться по неизведанному и опасному пути. К великой радости, и лед и конструкция верхнего строения вели себя отлично, и первый танк благополучно вышел на противоположный берег реки. Один за другим все танки 143-го танкового батальона успешно совершили свой путь через Волгу и вскоре вступили в бой за Эммаусс. [104]

Переправой 159-го отдельного танкового батальона руководил образованный и храбрый офицер начальник штаба инженерных войск подполковник В. М. Кадников (погиб на фронте в 1942 году; его жена до сих пор работает медсестрой Центрального военного госпиталя в Москве). Переправа не обошлась без жертв — один танк по вине экипажа затонул. Героическими усилиями саперов исключительно сложная и трудная задача по обеспечению переправы войск армии была успешно выполнена. После этого все усилия саперов были направлены на обеспечение боевых действий войск армии, которая продолжала выполнять боевой приказ.

16 декабря 1941 года 250-я и 236-я стрелковые дивизии 31-й армии и 243-я стрелковая дивизия 29-й армии с боями ворвались в Калинин.

В освобожденном Калинине враг оставил много мин, фугасов, взрывных «сюрпризов», а также и неразорвавшиеся авиабомбы, которые могли принести большой вред жителям города. [105]

Саперные части армии сразу же принялись за разминирование улиц и зданий и успешно выполнили эту работу за короткий срок.

Отдавая должное всем саперам 31-й армии, проявившим удивительную стойкость и мужество в боях за город Калинин, хочу отметить высокую организованность, мужество и умелое руководство подчиненными офицеров-саперов капитана Казакова, старшего политрука Кибирева (командир и комиссар 537-го минно-саперного батальона), лейтенанта Егорова, старшего политрука Голикова (командир и комиссар 114-го отдельного минного батальона), капитана Пустовалова (дивизионный инженер 119-й стрелковой дивизии), капитана Бурьянова (дивизионный инженер 250-й стрелковой дивизии), а также мужество и отвагу старшины Тюлина, сержанта Титова и саперов Чернявского и Перенемова (418-й отдельный саперный батальон).

Вместе с советскими воинами всех родов войск советские саперы вложили свой боевой вклад в общее дело борьбы за свободу и независимость Советской Родины. [106]

Дальше





ъМДЕЙЯ.лЕРПХЙЮ