ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Военная мысль ]-- Боевые действия стрелкового полка
Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Оборонительный бой 40-го гвардейского стрелкового полка на р. Жиздра в августе 1942 г.

(Схемы 29–32)

11 августа 1942 г. противник прорвал нашу оборону на стыке 16-й и 61-й армий между реками Вытебеть и Жиздра юго-западнее Восты и развивал наступление в направлении Ульяново, Сухиничи.

40-й гвардейский стрелковый полк (11-я гвардейская стрелковая дивизия включала 27, 33 и 40-й гвардейские стрелковые и 30-й гвардейский артиллерийский полки) из резерва 16-й армии был спешно выброшен на р. Жиздра и занял оборону на участке дом лесника (2 км восточнее Гретня), переправа на р. Жиздра (1 км северо-восточнее Восты), сарай (3 км севернее Восты), отм. 180,3 (1 км севернее дома лесника). Фронт обороны 40-го гвардейского стрелкового полка — 5 км, а дивизии — до 16 км.

Справа 2-й батальон 33-го гвардейского стрелкового полка оборонял район переправа у Гретня, подковообразное озеро (1 км восточнее Гретня), мост на р. Медведка (1,5 км севернее Гретня). По юго-западной опушке леса «Большой» с 14 августа в засадах была расположена рота легких танков 32-й танковой бригады, приданной дивизии. Промежуток между подковообразным озером и домом лесника прикрывался разведывательной ротой дивизии.

Слева 27-й гвардейский стрелковый полк оборонял участок (иск.) переправа (северо-восточнее Восты), устье р. Красная, Бавыкино, (иск.) сарай (3 км севернее Восты).

Командиру 40-го гвардейского стрелкового полка было известно, что дивизия строит боевой порядок в один эшелон. Резерв командира дивизии (учебный батальон, заградительный батальон и 13-й противотанковый батальон) располагался [255] в лесу (2 км южнее Алешинка). 30-й гвардейский артиллерийский полк и артиллерия, поддерживающая дивизию, в составе трех полков и двух минометных дивизионов (41-й гвардейский, 887-й и 523-й артиллерийские полки, 10-й и 240-й отдельные минометные дивизионы) подготовились к ведению огня на участке полка.

40-й гвардейский стрелковый полк оборонял юго-восточные склоны безымянной высоты с вершиной в 2 км южнее Алешинка.

Склоны этой высоты спускались на юг к р. Жиздра, на восток к р. Дрисенка и на запад к р. Медведка. От вершины высоты во все стороны в радиальных направлениях спускались овраги. Некоторые из них были заболочены, особенно во время дождей. Высоту покрывал лесной массив на протяжении 5 км. Вершина высоты возвышалась над уровнем р. Жиздра на 60–65 м и господствовала на значительном расстоянии.

Долина р. Жиздра севернее Глинная заболочена. Местность была наиболее доступной для пехоты и танков в направлениях Гретня, Колодезы и Восты, Алешинка. Река Жиздра до 15 августа, до выпадения дождей, была мелководна и больших препятствий для движения пехоты и танков не создавала. Дороги были проходимыми для всех видов транспорта.

С 16 по 20 августа во время дождей дороги для автотранспорта были труднопроходимыми. Овраги в лесу «Большой» местами были труднопроходимы и для танков.

Высота с отм. 223,2 (3 км южнее Гретня) южнее дороги из Гретня в Глинная была покрыта большим лесным массивом, маскировавшим сосредоточение и маневрирование противника на южном берегу р. Жиздра (на схеме это лес «Южный»).

Высоты восточнее р. Дрисенка также были покрыты лесным массивом (на схеме это лес «Восточный»).

Наличие просек в лесу «Большой», с одной стороны, облегчало организацию системы огня в лесу, с другой — прорыв подразделений танков противника в лес и обстрел просек из танков затрудняли маневрирование резервами полка и общение с 33-м гвардейским стрелковым полком, оборонявшимся в западной части этого лесного массива.

В населенных пунктах Колодезы, Гретня, Глинная, Восты и Алешинка было много кирпичных строений с прочными стенами. Эти постройки нашими частями при организации обороны не были использованы. Противник же приспособил [256] их к обороне, и в последующих наступательных боях (с 25 по 29 августа) нашим войскам пришлось вести упорные бои за эти населенные пункты.

40-й гвардейский стрелковый полк строил боевой порядок в один эшелон. Подразделения полка после предыдущих боев не пополнялись, были малочисленны. Оборона как на участке полка, так и на стыках с соседями не имела сплошного фронта.

Организация обороны началась 12 августа и закончилась к исходу дня 14 августа. Оборона строилась круговой, особенно в лесном массиве. Просеки использовались для ведения противотанкового и противопехотного огня. Подступы к лесу с юга были заминированы. Особое внимание было уделено организации системы огня всех видов перед фронтом, на флангах и в тылу.

Положение полка и соседей к концу дня 14 августа показано на схеме 29.

На марше и при занятии обороны в течение 12, 13 и 14 августа авиация противника неоднократно бомбила подразделения полка.

На 13 августа в 40-м гвардейском стрелковом полку имелось: три суточные дачи продовольствия, четыре заправки горючего и смазочных материалов. Боеприпасов было: на 76-мм орудия полковой артиллерии — 7,4 б/к, на 45-мм орудия батальонной артиллерии — 5,0 б/к, на 82-мм минометы — 0,6 б/к, на 50-мм минометы — 1,5 б/к, винтовочных и пулеметных патронов — 1,1 б/к, автоматных патронов — 0,6 б/к, ручных гранат — 0,9 б/к. В артиллерийских полках — 1,4 б/к.

К исходу дня 14 августа противник, оттеснив на северный берег р. Жиздра подразделения 350-й и 387-й стрелковых дивизий, вышел на южный берег р. Жиздра. На участке 11-й гвардейской стрелковой дивизии в течение 14 и 15 августа из 350-й и 387-й стрелковых дивизий вышло с южного берега р. Жиздра до 600 человек, которые были сведены в отдельный отряд и обороняли стык между 11-й гвардейской и 324-й стрелковыми дивизиями.

К исходу дня 14 августа до мотопехотного полка с 30 танками из состава 19-й танковой дивизии противника заняли на южном берегу р. Жиздра населенные пункты Воробьево, Дудино, В осты. До пехотного батальона противника пыталось с ходу форсировать р. Жиздра в районе переправы (1 км северо-восточнее Восты) и до пехотного полка на участке 27-го гвардейского стрелкового полка, но эти попытки противника были отражены всеми видами огня. [257]

В ночь с 14 на 15 августа противник вел разведку на левом фланге полка, севернее Восты. Эти попытки также были отражены. Днем 15 августа противник подтягивал свежие силы и в 19 часов пытался силами до пехотного батальона с танками форсировать реку севернее Восты, но был остановлен организованным огнем, понес значительные потери и отошел в направлении Восты, Воробьеве. Вечером 15 августа противник подразделениями 134-й пехотной и 17-й танковой дивизий занял Гретня и пытался форсировать реку перед 2-м батальоном 33-го гвардейского стрелкового полка, но был встречен огнем правого соседа.

Ночью и в течение дня 16 августа колонны машин и танков противника с юга непрерывно подходили к Дудино, Глинная, Восты.

Авиация противника ежедневно и многократно бомбила боевые порядки полка и артиллерию на ее огневых позициях. Артиллеристы, редко меняя свои огневые позиции, понесли в этих боях от налетов авиации противника значительные потери в личном составе и в материальной части.

Пехота, умело маскируясь в лесу и оврагах, от ударов авиации понесла незначительные потери.

16 августа противник неоднократно пытался форсировать р. Жиздра на участке полка и соседей, но его попытки были отражены огнем. Во время одной из таких попыток, в 22 часа 30 мин. 16 августа, севернее Восты был подобран убитый, который, по документам, принадлежал к 11-му пехотному полку 14-й моторизованной дивизии противника.

Закончив подтягивание резервов и произведя перегруппировку, противник в 3 часа 30 мин. 17 августа начал артиллерийскую и авиационную подготовку, в 5 часов до роты автоматчиков форсировало р. Жиздра в 1,5 км северо-западнее Восты и вышло на дорогу Восты — Алешинка. Противник навел мост через р. Жиздра в 1 км северо-западнее Восты и после двухчасовой артиллерийской и авиационной подготовки в 5 час. 30 мин. утра значительными силами пехоты и танков при поддержке 20–30 самолетов форсировал реку севернее Восты и южнее дома лесника, а около 6 часов форсировал реку и севернее Гретня, против правого соседа. Развивая наступление, противник потеснил 2-й батальон 40-го гвардейского стрелкового полка на восточную опушку леса до сарая (3 км севернее Восты) и правофланговый батальон 27-го гвардейского стрелкового полка за р. Дрисенка, где эти подразделения закрепились и задержали дальнейшее [258] продвижение противника. Командир и комиссар 2-го батальона 40-го гвардейского стрелкового полка с небольшой частью подразделений отошли в лес и, потеряв связь с остальными подразделениями, доложили командиру полка, что батальон находится в окружении и почти полностью уничтожен. Южнее дома лесника противник потеснил разведывательную роту дивизии и 2-й батальон 33-го гвардейского стрелкового полка на юго-западную опушку леса «Большой».

Командир полка гвардии майор Андреев запросил помощи у командира дивизии. Командир дивизии выслал свой резерв, но положение не было восстановлено. Противник распространялся к дому лесника, овладел лесом до поляны (1 км восточнее дома лесника), отдельные подразделения проникли в лес «Большой», перерезали телефонную связь и включились в сеть связи полка.

Командир полка доложил по телефону командиру дивизии, что положение безнадежное, что вокруг командного пункта автоматчики противника, и вторично запросил помощи от командира дивизии. Создавалась угроза расчленения боевого порядка дивизии и отступления 40-го гвардейского стрелкового полка вследствие растерянности командира полка.

Командир дивизии гвардии генерал-майор Чернышев направил в 40-й гвардейский стрелковый полк начальника штаба дивизии гвардии полковника Щербина с 3-м батальоном 33-го гвардейского стрелкового полка (33-й гвардейский стрелковый полк, без 2-го батальона, 10 августа был оставлен на рубеже, который оборонялся дивизией до выхода в армейский резерв, и прибыл в состав дивизии только утром 17 августа). Гвардии полковнику Щербина была поставлена задача возглавить руководство 40-м гвардейским стрелковым полком, привести его в порядок и задержать дальнейшее продвижение противника в направлении Восты, Алешинка.

По прибытии в 40-й гвардейский стрелковый полк гвардии полковник Щербина немедленно приступил к наведению боевого порядка в полку. В течение трех — четырех часов порядок был восстановлен. Гвардии полковник Щербина силами 3-го батальона 33-го гвардейского стрелкового полка и подразделении 40-го гвардейского стрелкового полка, использовав все специальные подразделения, организовал контратаку в направлении стыка со 2-м батальоном 33-го гвардейского стрелкового полка. В результате этой контратаки противник был выбит из леса. К исходу 17 августа [259] 40-й гвардейский стрелковый полк занял и прочно удерживал оборону рубежа от р. Жиздра, южнее дома лесника и далее по южной и юго-восточной опушкам леса «Большой» до сарая (3 км севернее Восты), восстановил огневую связь с 27-м гвардейским стрелковым полком, который прочно удерживал свой участок обороны на рр. Жиздра и Дрисенка.

Командир дивизии в промежуток между 40-м гвардейским стрелковым полком и 2-м батальоном 33-го гвардейского стрелкового полка выдвинул мотобатальон 32-й танковой бригады (фактически одну 1-ю роту, так как 2-я рота вела бой у Гретня), приданной дивизии. (Положение полка и соседей к исходу дня 17 августа показано на схеме 30.)

К концу дня 17 августа противник захватил плацдармы на северном берегу р. Жиздра севернее Восты и Гретня.

Дивизия и 40-й гвардейский стрелковый полк за день боя израсходовали свои резервы, не восстановили их и не имели сил для ликвидации этих плацдармов противника. Подразделения полка и соседей готовились к отражению последующих атак противника на рубеже, показанном на схеме 30.

18 августа противник предпринял атаки в 9 час. 30 мин. и в 13 часов силами до пехотного полка с танками при поддержке 20–30 бомбардировщиков севернее Восты и до пехотного полка при 30–40 танках против правого соседа — 33-го гвардейского стрелкового полка. Однако эти атаки были отражены с большими потерями для противника.

После неудачных атак к вечеру 18 августа противник произвел перегруппировку (которую полк не обнаружил своевременно ввиду слабости разведки) и подразделениями 19-й танковой дивизии атаковал 1-ю роту мотобатальона 32-й танковой бригады, которая занимала оборону в промежутке между 40-м и 33-м гвардейскими стрелковыми полками. Не встретив упорного сопротивления, противник прорвался силами до пехотного батальона с 30 танками в глубину леса «Большой».

Главные силы противника наступали в направлении Гретня, Колодезы, Сухиничи, где танки и пехота к исходу дня 18 августа овладели Колодезы и западной опушкой леса «Большой».

На стыке между 33-м и 40-м гвардейскими стрелковыми полками последующие попытки пехоты и танков противника прорваться в лес «Большой» были отражены. Подразделения танков и пехоты 19-й танковой дивизии противника, прорвавшиеся в лес «Большой», вышли на дорогу Гретня — Алешинка и около 21 часа 18 августа атаковали командный [260] пункт командира 11-й гвардейской стрелковой дивизии, располагавшийся в 1,5 км восточнее Колодезы, и завершили во взаимодействии с частями, прорвавшимися в Колодезы, окружение 33-го гвардейского стрелкового полка. Часть танков противника простреливала просеки между 33-м и 40-м гвардейскими стрелковыми полками и в их тылу, препятствуя их связи между собой, а также отрезая 40-й гвардейский стрелковый полк от тылов.

Командир дивизии перешел на запасный командный пункт в овраг восточнее Алешинка, но, потеряв при этом связь с частями дивизии, до 22 августа не управлял дивизией.

40-й гвардейский стрелковый полк, заняв круговую оборону, продолжал удерживать занимаемый участок обороны. Сосед слева — 27-й гвардейский стрелковый полк — также удерживал свой участок обороны. Сосед справа — 33-й гвардейский стрелковый полк, — попав в окружение в западной части леса «Большой», вел упорный бой с противником. Положение полка и соседей к исходу дня 18 августа показано на схеме 30.

Танки противника, прорвавшиеся в глубину леса «Большой», в последующие дни контролировали промежутки между 33-м и 40-м гвардейскими стрелковыми полками и пути от 40-го гвардейского стрелкового полка в тыл, ведя огонь по просекам. Однако подразделения полка стойко удерживали свои позиции, не допускали прорыва последующих эшелонов противника на помощь прорвавшимся 18 августа танкам и изолировали пехоту от танков.

Начальник штаба дивизии гвардии полковник Щербина, находясь в 40-м гвардейском стрелковом полку, управлял боем 40-го и 27-го гвардейских стрелковых полков, а после установления связи с 33-м гвардейским стрелковым полком в ночь с 18 на 19 августа, не имея связи с командиром дивизии, объединил управление всеми частями 11-й гвардейской стрелковой дивизии. Ему удалось также установить связь через 10-й танковый корпус со штабом 16-й армии, а затем и с командиром 5-го гвардейского стрелкового корпуса, в состав которого входила дивизия.

На рассвете 19 августа противник силами до двух пехотных батальонов, с 7–10 танками каждый, атаковал правый фланг 40-го гвардейского стрелкового полка и овладел домом лесника, но дальнейшее продвижение противника было остановлено. Одновременно противник силами до 100–120 танков и до пехотной дивизии при поддержке авиации развивал [261] наступление в направлении Колодезы, Сухиничи, а противник, прорвавшийся в северную часть леса «Большой» южнее Алешинка, около 9 часов утра атаковал командный пункт командира дивизии в овраге восточнее Алешинка и смял 2-й дивизион 30-го гвардейского артиллерийского полка.

40-й гвардейский стрелковый полк и его соседи — 33-й и 27-й гвардейские стрелковые полки — в течение дня отразили до шести атак противника и по-прежнему удерживали свои позиции. 33-й гвардейский стрелковый полк вел бой в окружении, поддерживая связь с 40-м гвардейским стрелковым полком по радио.

В течение 19 августа танкистами 32-й танковой бригады были захвачены пленные: в лесу севернее дома лесника — из 3-й роты 19-й танковой дивизии и в районе Алешинка — из 6-й роты 11-го моторизованного полка 9-й танковой дивизии. Пленный из 19-й танковой дивизии показал, что в дивизии осталось 50–60 танков, а в пехотных ротах по 50–60 человек. Пленный из 9-й танковой дивизии показал, что их дивизия ранее вела бои в районе Курск, Воронеж и сейчас насчитывает до 90 танков.

В последующие три дня (20, 21 и 22 августа) 40-й гвардейский стрелковый полк и его соседи вели ожесточенные бои с танками и пехотой противника, нанося ему потери в живой силе и технике, удерживая свои позиции, чем обеспечивали условия для контрудара силами армейских резервов по противнику, прорвавшемуся в район Колодезы, Алешинка, Клинцы, Ниж. Опаленки.

В ночь на 23 августа остатки противника, разгромленного в боях с 20 по 22 августа в районе Алешинка, Клинцы, Ниж. Опаленки, с 30 танками отошли в лес южнее Алешинка и, стремясь выйти на южный берег р. Жиздра, атаковали командный пункт 40-го гвардейского стрелкового полка и окружили его. Встретив упорное и организованное сопротивление (дело доходило до рукопашных схваток), противник оставил штаб и атаковал подразделения, оборонявшиеся на переднем крае, с тыла. Его танки уничтожали пулеметы и противотанковые ружья, но наша пехота оставалась на своих позициях и вела бой с противником. Бой длился всю ночь, а в 5 часов 23 августа 40-й гвардейский стрелковый полк по приказу командира дивизии вышел из боя за р. Дрисенка и примкнул к правому флангу 27-го гвардейского стрелкового полка. 33-й гвардейский стрелковый полк также вышел из окружения и занял рощу в 1 км южнее Клинцы. [262]

Положение и боевые действия полка и соседей в ночь на 23 августа показаны на схеме 31.

В течение 23, 24 и 25 августа полк приводил себя в порядок и готовился к наступлению. Положение сторон к началу наступления наших войск 25 августа и решение командира 11-й гвардейской стрелковой дивизии показано на схеме 32. 25 августа наши части перешли в наступление, в результате которого северный берег р. Жиздра был очищен от противника, а 27-й гвардейский стрелковый полк овладел Восты.

* * *

Планы противника прорвать нашу оборону на сухиничско-козельском направлении были сорваны упорной обороной частей 11-й гвардейской стрелковой дивизии. По показаниям пленных, Сухиничи противник планировал занять к 18 августа 1942 г.

40-й гвардейский стрелковый полк и другие полки дивизии в упорных оборонительных боях с 14 по 25 августа 1942 г. измотали и обескровили части 9, 17 и 19-й танковых, 14-й моторизованной и 134-й пехотной дивизий противника. Несмотря на выход части сил противника в тыл, в район Алешинка, Клинцы, Ниж. Опаленки, наши части упорно удерживали оборону на р. Жиздра, умело отсекали пехоту от танков, чем создали условия для проведения контрудара армейскими резервами по прорвавшимся танковым частям противника.

40-й гвардейски стрелковый полк сохранил свою боеспособность и, отразив все атаки противника, 23 августа по приказу командира 11-й гвардейской стрелковой дивизии организованно вышел за р. Дрисенка в новый район. Приведя себя в порядок, во взаимодействии с другими частями 25-го августа он перешел в наступление, в результате которого северный берег р. Жиздра был очищен от противника.

Большую роль в управлении подразделениями полка и поддержании связи с соседями в лесу, изолированными друг от друга, играла радиосвязь, в том числе танковые радиостанции, используемые для связи со штабами старших начальников (после потери управления командиром дивизии).

Умело маскируя боевые порядки подразделений в лесу, полк, несмотря на активную деятельность бомбардировочной авиации противника в течение всего периода боев, понес от ее ударов незначительные потери. [263]

Трудности сообщения между подразделениями полка и соседями после прорыва танков противника в лес «Большой» усложнялись тем, что танки противника простреливали просеки между подразделениями и на путях в тыл.

Наша артиллерия своим огнем нанесла противнику значительные потери, но, редко меняя огневые позиции, сама понесла значительные потери в материальной части и людях от ударов бомбардировочной авиации противника.

Полк и его подразделения, будучи малочисленными, слабо вели разведку и не всегда своевременно обнаруживали перегруппировки противника. [264]

Дальше





ъМДЕЙЯ.лЕРПХЙЮ